Русалка.

                                                  

                                                                  ( страшная  история )

На  всём  лежит  ночная  мгла.     Издалека  течёт  река.           Безлюдны  её  берега.   Черна  холодная  вода.     Снег  тихо  падает  кругом.    Воды  коснувшись, тает  он.   Летит  печально  в  темноте,         Чтобы  исчезнуть  в  той  воде.

                                                                      *    *    *    *    *


 

Жил  юноша  в  одном  селе.          Любил  он  быть  наедине                  С  природой  и  с  самим  собой,    Любил  мечтать, был  чист  душой.    Спокоен, скромен  и  умён,             Лицом  пригож, высок, силён,         Не  избалован, не  ленив,                 Не  молчалив  и  не  болтлив.         Украдкой  он  стихи  писал,                Но  никому  их  не  читал,                  Отцу  и  маме  помогал,                        В  делах  хозяйственных  толк  знал. Закончил  только  что, как  все         Девятый  класс  в  родном  селе,    Учился  очень  хорошо.                     Давалось  всё  ему  легко.                   А  в  классе  у  него  была                   Его  прелестная  мечта.                      Та, что  он  раньше  проглядел.       За  партой  Генка  с  ней  сидел. Они  сидели  у  окна,                            И  он  бы  всё  отдал  тогда,             Чтоб  вместо  Генки  рядом  быть,  Вместо  него  её  смешить.               Но  это  он  от  всех  скрывал,             И  с  наслажденьем  наблюдал         За  ней, как  водится, тайком,        Прикрыв  свои  глаза  рукой.            Он  наблюдал  за  ней  в  тоске,       Как  в  классе  шла  она  к  доске,    Словно  саму  себя  несла.             Вот  расцвела, так  расцвела!        Кто  б  мог  представить, что  она,  Такою  за  год  стать  смогла?      Всего-то  ей  пятнадцать  лет,         Но  равных  ей  в  округе  нет.        Будто  не  школьницей  была,          Иль  не  она  по  классу  шла?         Он  недостатков  в  ней  не  знал,  Достоинств  много  замечал.          Глазами  ел  её  всегда.                      Она  была  его  мечта.                 Прекрасны  цвет  её  лица,             Разлёт  бровей, рот  и  глаза.             И  локоны  волос  густых                   До  пояса  спускались  вниз.              С  фигуркой  божества  она,            Как  статуэтка  вся  была.                 Изящны  бёдра, ноги, грудь,         Походка, плечи, смех  и  грусть.   Кокетлива  и  озорна,                      Свежа, красива  и  мила.                  Он  был  готов  лишь  ей  дышать,  Быть  рядом  с  ней  и  целовать      Всю  жизнь  свою  её  одну,          Одной  ей  говорить: «люблю».      Другим  пристрастием  его  

( Об  этом  знало  всё  село)           Была  рыбалка  на  реке,                   Где  отдыхал  он  в  тишине.         Любил  песчаный  бережок,      Уединённый  уголок,                       Где  родничок  был  ручейком.         Его  прозвали  Рыбачком. 

                                                                           *    *    *    *    *


 

Эх, Ленка! Как  ты  хороша!            Живёшь  как  все  и  не  спеша.         В  тебя  влюблялись  все  слегка,        Но  всем  была  ты  далека.                Как  резко  изменился  мир?               Ещё  вчера  он  был  уныл,                Когда  девчонкой  ты  была,        Почти  дурнушкою  слыла.          Пятнадцать  лет! Юна, мила,          Красива, как  цветок  нежна.         Отбоя  нет  от  женихов,            Записочек, смешных  стихов.           Тебе  все  рады  услужить,           Стараются  шутить, смешить,              Но  нагоняют  лишь  тоску                На  душу  девичью  твою.                 Всем  ты  нужна, кроме  него,           А  он  не  видит  ничего,                 Кроме  унылых  окуней,                 Налимов, щук  и  карасей.               Как  можно  не  видать  тебя,        Сидеть, ладонью  заслоня              Свои  глаза  и  не  смотреть,            Или  по  сторонам  глядеть,           Писать  чего-то, иль  читать,              А  на  тебя  не  обращать                Своё  внимание  совсем,                    Но  ты-то  нравишься, ведь, всем?       

Ну, как  же  так? Неужто  он              В  тебя  нисколько  не  влюблён,     Не  видит  твоей  красоты,               Лица  девичьего  черты?                  Неужто  ему  всё  равно?                   Не  знает  он, что  для  него            Пораньше  утром  ты  встаёшь,  Причёску  мастеришь  и  ждёшь,     Что  он  посмотрит  на  тебя?          Но  каждый  день  проходит  зря.  Зачем  тогда  вся  красота,              Когда  сплошная  пустота?                  А  для  тебя  он  всех  милей,         Порядочней, взрослей, добрей.  Здесь  в  школе  он  один  такой,     Но  вот  не  ходит  за  тобой.                  Куда  его  глаза  глядят?                 Чем  на  себя  привлечь  их  взгляд, Когда  ты  у  доски  стоишь,               Или  за  партою  сидишь?                  Кто  мог  представить, что  таким    Он  станет  за  год  с  небольшим?   Ему  всего  пятнадцать  лет,               А  равных  здесь  в  округе  нет.

                                                                        *    *    *    *    * 


 

Однажды  летнюю  порой                  С  рыбалки  ехал  он  домой.             На  тропках  оставляя  след,              Катил  его  велосипед.                        И  вдруг  он  Ленку  повстречал,      Мечту  свою, но  он  не  знал,          Что  не  случайно  здесь  она           Гуляла  и  цветы  рвала.                  Сказать  по  правде, то  её               Давненько  за  душу  взяло,             Что  он  один  из  всех  парней      Совсем  был  равнодушен  к  ней.        «Катаешься? С  рыбалки  ты? -          - Спросила  нюхая  цветы.                  «С  рыбалки, но  улов  плохой».          «А  ты  возьми  меня  с  собой?        Свободна  завтра  я  весь  день.        Люблю  в  жару  прохладу, тень.      Природу  очень  я  люблю,                     А  если  надо, пособлю.                        Я, просто, рядом  посижу,                     На  реку  только  погляжу.                     Мне  скучно  днём  всегда  одной.    Ну, как? Возьмёшь  меня  с собой?» «Конечно  же! Тебя  возьму!» -          - Чуть  было  не  сказал  «люблю»      Последним  словом  фразы  он,     Тем  предложеньем  оглушён.  Договорились  поутру                          Идти  ко  старому  мосту,                    Что  он  за  ней заедет  в  пять,   Когда  уже  начнёт  светать.                 В  волнении  прошла  вся  ночь.      Родители, смотря  на  дочь,               Не  понимали, что  она                      Пойдёт  на  реку, да  с  утра?             Что  рыбу  станет  там  ловить?     Пыталися  отговорить,                         А  Ленка  в  слёзы  и  не  спит,           Будильник  ставит, тот  звенит          За  час  до  встречи  с  Рыбачком,     А  Рыбачёк  им  всем  знаком.        Приятный  мальчик, что  сказать.  Нельзя  такому  отказать.                 Воспитан, что  ни  говори,                  И  из  порядочной  семьи.                Красив, высок, силён, умён,              К  тому  же, одноклассник  он.          

А  это, словно, старший  брат.            Отец  лишь  только  был  не  рад,  Заснуть  не  мог, серчал, ворчал,      Не  выдержал  и  речь  сказал:           «Но  ты  там, Ленка-то, того,              Не  позволяй  там  ничего.                  А-то, смотри  мне! Если  что?          Не  посмотрю, что  он  того!»             «Чего  «того»? – спросила  мать            И  уложила  мужа  спать.                  Сама  подумала: «Того?                   Охомутать  бы  нам  его,                   Чтобы  не  делся  никуда.                  Хороший  мальчик, хоть  куда!       Пусть  Леночка  походит  с  ним,       А  там  мы  что-нибудь  решим.        Конечно, рановато  им,                     Но  лучше  с  ним, а  не  с  другим.   Они  при  этом  на  виду,                     А  не  тайком, что  на  беду.              Как  хорошо, чтоб  им  вдвоём         Всю  жизнь  пройти  одним  путём.  Детишек  много  нарожать,            Любить  друг  дружку, уважать». -  Мечтала  в  час  полночный  мать    Слезу  стараясь  удержать.                 И  Лена  тоже  не  спала,                      С  утра  причёску  сделала.                 И  Рыбачёк  в  ту  ночь  не  спал,    Стихи  свои  о  ней  писал,                  Где  повторялось  вновь  и  вновь     Такое  слово, как  любовь.

                                                                         *    *    *    *    *


 

И  вот  приблизился  рассвет.        Опять  под  ним  велосипед,              И  Ленка  ждёт  его, стоит,                  Порой  от  холода  дрожит.           Потом  они  пешком  пошли.      Дома  остались  позади.                    Он  куртку  сразу  ей  отдал,               А  день  быть  жарким  обещал.        И  вскоре  стало  им  тепло.             Дышалось  в  этот  час  легко,    Немножко  стало  пригревать,           И  надоело  им  молчать:                     «А  где  же  твой  велосипед?»          «Сломался» - был  её  ответ.           Он  не  подумал: врёт, не  врёт?      На  то  у  ней  был  свой  расчёт.       «Нам  долго  так  ещё  идти.        Меня  на  раму  посади!               Поедем  вместе! Так  быстрей!          И  доберёмся  мы  скорей!»           Такого  он  не  ожидал.                       Об  этом  даже  не  мечтал.              На  тропках  оставляя  след           Двоих  повёз  велосипед.               Кругом  подсолнухи  в  полях             И  травы  буйные  в  лугах,                 И  звёзды  тают  в  вышине,            Но  всё  лежит  ещё  во  сне.              Он  аккуратно  её  вёз,                      Вдыхая  аромат  волос                         Своей  возлюбленной  мечты         Прекрасной, нежной, как  цветы.     Хотел, чтоб  путь  был  подлинней,  А  ей  хотелось  слезть  скорей.          На  раме  больно, но  теперь              Ей  приходилось  боль  терпеть.       Сбылись  сейчас  её  мечты.                 Он  рядом  с  ней, обнял  почти.       Они  одни, других  здесь  нет.         Над  ними  утренний  рассвет.           Она  смеётся  и  порой,              

Вжимается  в  него  спиной,                А  он  вдыхает  аромат                        Её  тепла, как  чудный  сад.             Тропинка  под  уклон  пошла.           В  речном  тумане  берега,        Заливчик, лес  и  старый  мост        Завис  над всем  во  весь  свой  рост.   Здесь  птицы  радостно  поют,      Как-будто  для  того  живут,            Чтоб  воспевать  им  всякий  раз     Ночной  порой  рассветный  час.

                                                                        *    *    *    *    * 


 

Прошло  полдня. Улов  плохой.      Жара  и  надо  бы  домой.               Но  неохота  уезжать,                       Уж  лучше  здесь  сидеть  и  ждать.  В  тени  бесформенных  осин,      Берёзок, сосен  и  рябин,                    На  тихом  тёплом  берегу,               Смотря  на  воду, на  реку.               Уныло  поплавки  лежат                    На  той  воде, печаля  взгляд.        Застыло  всё  и  клёва  нет.         Царят  жара  и  яркий  свет.             Обоим  рыба  не  нужна.                 Пусть  дремлет  в  глубине  она.     Они  лишь  создавали  вид,                Что  за  улов  душа  болит.                  И  притворялись, как  могли,            Что  лишь  для  рыбы  здесь  они,      Но  каждый  думал  о  другом,          Что  хорошо  им  здесь  вдвоём.         Но  только, вот, одна  беда.                Он  в  сторону  смотрел  всегда.        Она  не  знала, что  сказать,                 И  приходилось  ей  молчать.               Сказать  по  правде, то  тайком       Она  всё  думала  о  нём,                      А  он  хотел  её  обнять,                           Опять  на  раме  покатать,             Чтоб  ближе  быть, чтоб ей  дышать, Случайно  чтоб  к  себе  прижать.       Он  мог  её  всю  жизнь  возить,        Боясь  об  этом  говорить.                   Она  к  рыбалке  холодна.                  Не  рыба  ей  была  нужна.                      И  он  планировал  в  тот  день            Дела  другие, но  теперь                       Он  только  для  неё  тут  был,               И  вроде  как  ловить  учил,                  А  рыба-то  сейчас  спала.                    Даже  в  тени  жара  была.                   И  тут  ей  мысль  одна  пришла,          Что  искупаться  уж  пора,                   Чтоб  незаметно  подглядеть,            Как  будет  он  тогда  смотреть             На  тело  девичье  её.                            Купальник  новый  у  неё.                      И  встав  с  прибрежного  песка,           Она  изящно, как  могла,                      Сначала  маечку  сняла.                        Та  тут  же  на  траву  легла.                    Она  стоит  к  нему  спиной                   В  трёх  метрах. Он  же  не  слепой?       Зачем-то  сделал  странный  вид,       Что  будто  в  сторону  глядит?           Как  в  классе, где  он  весь  урок       Готов  смотреть  на  потолок,             Когда  она  перед  доской,                   Или  в  окно  глядит  с  тоской.         Неужто, лучше  потолок                      Её  лица, фигурки, ног?                         И  здесь  он  в  сторону  глядит.     Конечно, там  хороший  вид,           Но  всё  же, рядом  с  ним  она,           И  не  уйдёт  та  сторона.                    Вот  джинсы  с  ног  её  скользят,       А  он  сидит  понуря  взгляд.                Опять  всё  тот  же  потолок.             Взглянуть  бы  мог  на  стройность   ног.                                                                         А  он  на  поплавки  глядел,             Как-будто  что  там  усмотрел?            Опять  ей  мысль  тогда  пришла      (Пусть  озорна  и  пусть  смешна)    Согнуться, джинсы  поправлять,         И  так  подольше  постоять,        Подставив  грациозно  то,                  Что  было  попой  у  неё.                  Согнулась. Ей  самой  смешно,           А  он, как  в  школе – ничего!                Ей  показалось, что  он  спит,              Но  это  был  всего  лишь  вид.             Он  наблюдал  из-под  ресниц         Красу  упругих  ягодиц.                     Легко  кружилась  голова,         Дышать-то  он  не  мог  пока.            Хотелось  руку  протянуть,              Потрогать, но  боясь  спугнуть,           Он  притворялся, что  дремал,          Не  видел  и  не  наблюдал.                И  тут  один  из  поплавков                 Ушёл  под  воду. Знать  улов!    Мгновенно  Рыбачёк  вскочил,          И  то  удилище  схватил.                    Но  рыба, видно, сорвалась,               И  Лена  вдруг  обиделась.               Другой  бы  парень  обалдел,            А  этот  и  не  посмотрел.                   

Они  скупнулись, а  потом                  Ей  захотелось  вновь  вдвоём          Поехать  также, как  с  утра,              Когда  он  вёз  её  сюда.                    Чтоб  чувствовать  его  с  собой,        Вжиматься  полностью  спиной.        Он  тоже  самого  хотел,                       А  ей  о  том  сказать  не  смел.             Но  вскоре  он  её  повёз,                 Вдыхая  аромат  волос.                     Опять  сбылись  её  мечты.                  Он  рядом  и  обнял  почти.

                                                                      *    *    *    *    *


 

Потом  уехала  она                           Недельки  на  две  из  села.             Гостила  у  своей  родни.                Тогда  не  виделись  они.                   У  Рыбачка  была  мечта                      Поехать  с  ночевой  туда,                  Где  он  недавно  с  Ленкой  был              И  ничего  не  наловил.                      Он  знал  все  рыбные  места,             И  там  ловилось  всё  всегда,             Но  им  не  повезло  вдвоём.            Был  день, жара  и  не  сезон.           Но  ночью  в  месте  том  должно      Клевать  и  очень  хорошо.               Об  этом  он  прекрасно  знал.          Не  раз, не  два  он  здесь  бывал.      Ночь  выдалась  тиха, светла.             На  небе  яркая  Луна,                        Чернеет  рядом  старый  мост.          Он  списан, но  не  бросил  пост.     Прошло  бесцельных  два  часа.     Совсем  слипались  уж  глаза.           Тут  начался  такой  поклёв,             

Что  рассказать, так  нету  слов.        И  рыба  крупная  пошла:                 Налимы, щуки, два  сома.              Всё  за  один  короткий  час.            Эх! Жалко  Ленки  нет  сейчас!        Когда  вдруг  вспомнил  про  неё,   То  чувство  странное  пришло,       Что  здесь  он  вовсе  не  один,          И  повернувшись  он  застыл,         Увидев  то, что  позади,     Примерно  метрах  в  двадцати,       В  накидке  светлой  кто-то  там      За  ним  из  леса  наблюдал.           Глаза  их  встретились  на  миг,         И  в  них  искрой  разряд  возник.     Он  замер  глядя  на  неё.                Она  смотрела  на  него.                   Потом  она, прикрыв  лицо,            Помчалась  в  чащу  от  него.             А  он, как  током  поражён,             Собрался  и  домой  пошёл.             Улов  свой  дома  показал                 И  до  полудня  крепко  спал,             А  ночью  снова  там  же  был             И  притворялся, что  удил.        

                                                                   *    *    *    *    *


 

Ночь  выдалась  опять  тиха.            Светила  яркая  Луна,                       Угрюмо  старый  мост  висел,             А  за  спиною  лес  чернел.                Манил  к  себе  речной  простор,       Где  отражался  звёзд  узор,         Покачиваясь  на  воде,              Переливался  в  темноте.                Искрился  мелкой  рябью  свет,     Размытый  оставляя  след,                И  вытянувшись, как  стрела,            Вдаль  лунная  дорожка  шла.     Порою  слышен  шорох  здесь,     Неясный  шёпот, тихий  всплеск,      И  снова  только  тишина            Таинственно  одна  слышна.          Мир  в  этом  месте  тихо  спал,        А  Рыбачёк  сидел  и  ждал,               Но  не  улова, а  её,                            Не  зная  даже  для  чего?                 Он  верил, что  она  придёт.              Но  кто  она  и  где  живёт?             Здесь  нет  поблизости  жилья,        Всё  перелески, да  поля.                  Откуда  же  она  пришла?                  Что  ночью  делать  здесь  могла?     По  виду  вроде  не  сильна,              По  поведенью  не  смела.               Он  так  давно  уж  размышлял,  Частенько  взгляд  назад  бросал,     И  тут  увидел  в  стороне                   Её  на  небольшом  холме,               Что  высился  над  тростником,   Речною  гладью, камышом.         Она  стояла  наверху,                         Обняв  берёзку, как  сестру.               Опять  была  совсем  одна.                В  накидке  светлой  голова.               И  снова  встретились  глаза,             И  проскочила  в  них  искра.        Мгновенье  и  её  уж  нет.         Мелькнул  по  лесу  силуэт,                  И  скрылся  в  чаще  за  холмом,     Исчезнув, как  волшебный  сон.         И  в  третью  ночь  её  он  ждал,        И  снова  чем-то  напугал?                  Зато  улов  всегда  большой               

Он  привозил  к  утру  домой.            Но  Рыбачёк  всё  ж  рыболов.           Он  скоро  понял, что  улов              Не  может  без  приманки  быть,     Что  надо  её  приманить.               Игрушку  он  с  собою  взял,                И  кнопку  в  нужный  миг  нажал.  Запрыгал  зайчик  заводной,           Она  смотрела  за  спиной               Опять  же  метрах  в  двадцати,       Боясь  поближе  подойти.                Он  на  неё  глаза  скосил                   И  так  на  пять  минут  застыл.        Таких  красавиц, как  она,                  Он  не  видал  ещё  пока.               Таких  не  видел  он  в  кино,             В  журналах  модных  заодно.          Все  были  хуже, чем  она.               Мисс  Мира  рядом  с  ней  страшна   И  Мисс  Вселенная  ничто,              Все  «мисы»  рядом  с  ней  не  то.    Она  поймала  его  взгляд,          Попятилась  спиной  назад,                  И, сделав  мелких  три  шажка,     Осталась  там  же, где  была.              Не  скрылась  в  чаще, как  всегда,   Не  побежала, не  ушла.                        А  зайчик  прыгал  и  скакал.             Она  смотрела, он  молчал.

                                                         *    *    *    *    *


 

Неделя  пронеслась, как  сон.          Он  понял, что  в  неё  влюблён,    Что  он  родился  для  неё,                  И  для  неё  вся  жизнь  его.            Он  каждую  ночь  здесь  был,         Но  притворялся, что  удил.           Сидел  спокойно, чуть  дыша,   Боясь  спугнуть, чтоб  не  ушла.    Боясь  случайно  резко  встать,      Иль  слово  громкое  сказать,     Тихонько  говорить  ей  стал,              О  всём  подряд, что  только  знал.  При  этом  на  реку  смотрел,            А  на  неё  взглянуть  не  смел,           И  вёл  себя, как-будто  с  ним       Пугливый  оленёнок  был,            Который  в  стороне  стоял,                 И  с  любопытством  наблюдал         За  ним  и  только  лишь  за  ним,     Но  ближе  он  не  подходил.             А  над  рекой  Луна  плыла,            Вдаль  лунная  дорожка  шла,       Мерцали  звёзды  в  высоте                И  отражались  на  воде.                  Однажды  он  цветы  привёз               И  их  красиво  преподнёс.                Она  поближе  подошла,               Приняв  цветы, не  отошла.               Стояла  прямо  рядом  с  ним              С  большим  букетом  луговым.          Не  уходила  никуда                              И  не  боялась, как  всегда.                 Она  молчала, он  молчал.                 Она  стояла, он  стоял.                        Летел  над  ними  мир  ночной          В  любви  красивой, неземной.         В  любви, что  первую  зовут,            Что  высока, как  Млечный  путь,     Что  юные  сердца  пленит,            Сжигая  их, мечтой  горит.                   Он  её  сильно  полюбил                     И  думать  о  другой  забыл.               В  одно  мгновение  она              Собой  свела  его  с  ума.                  Ох, как  воздушна  и  легка,          Тонка, изящна  и  стройна,            Нежна, красива  и  скромна,         Чуть  боязлива  и  грустна.          Мечтательна, чиста, умна,        Таинственна, светла, чудна.       Непостижимо  далека.                Неуловима, но  близка.                Черты  её  лица  тонки,               Глаза  бездонны  и  влажны.              В  них  темнота  и  глубина,           Мечта, тоска  и  тишина.                    Её  хотелось  защищать,               Страдать  и  в  муках  жизнь  отдать,   Чтоб  никогда  не  видеть  слёз         Из  глаз  её – принцессы  грёз.         Он  расставался  с  ней  с  трудом,  Мечтая  только  лишь  о  том,         Чтобы  скорее  и  опять                      Её  увидеть, повстречать.                  Она  ещё  при  нём  была,                   А  он  уже  грустил  тогда,                 Предвидя, что  она  уйдёт,              Хоть  завтра  в  тот  же  час  придёт. А  как  же  Ленка? Что  она?             Никак  и  больше  не  нужна!          Чего  он  видел  в  ней  тогда         Такого, что  робел  всегда               Пред  нею  весь  последний  год,   Не  зная, что  к  нему  придёт         Любовь  огромная, как  мир,          Его  закружит, победит.                       И  оторвавшись  от  земли,               Он  видел  с  высоты  любви,           Что  жалкою  его  тоска                    По  однокласснице  была.            

Она, конечно, хороша                       По  местным  меркам, но  душа    Его  теперь  уже  не  с  ней,                 А  с  той, которая  милей,                Красивей, лучше  заодно.                  А  Ленка  что? В  ней  всё  не  то!   Забавно  выглядит  она.                    Не  больше! Тем-то  и  сильна.     Широколица, нос  курнос,          Скуласта  и  глаза  в  раскос,       Смазлива, ростиком  мала,           Кокетлива, хитра, смешна.             Ему  такая  не  нужна.                       Она  как-будто  голодна                    До  всех  парней, что  рядом  есть.  Всё  потому, что  любит  лесть.       Нет! Ленка  слишком  уж  земна.   Пускай  она  и  не  дурна.                  Не  может  быть  любви  к  ногам,     К  лицу, фигуре, волосам.                Ведь  Ленка  вовсе  не  скромна,      И  не  воздушна, не  светла,              И  не  красива, не  легка,                    И  не  стройна, и  не  нежна.         Смелы, хитры  её  глаза,               Простецкие  черты  лица.                 Она  совсем  не  далека,                    Не  боязлива, не  близка.                    О  ней  мечтать? Помилуй, Бог!      Он  при  желании  не  мог             Заставить  думать  сам  себя               О  ней  и  только  лишь  шутя          Теперь  о  Лене  вспоминал,             Всё  время  о  другой  мечтал.           О  той, что  встретил  на  реке           В  укромном  тихом  уголке.   

                                                                     *    *    *    *    *


 

Он  как-то  раз  спросил  её:               «Скажи! Откуда  ты  и  кто?»            Она  вздохнула  и  ушла,                    Не  дав  ответа  на  слова.              Потом  была  другая  ночь.               Всё  начиналось  в  ней точь  в  точь,  Всё  как  всегда: река, луна.              Он  ждал, когда  придёт  она.            О, эта  ночь! Тиха, темна.                 Вода  прохладна  и  нежна.             Застыли  небо  и  река.                   Уснуло  всё  и  спит  пока.                 Вдруг  закачалась  темнота.            Высокой  нотой  тишина                 Взлетела  ввысь  и  вдаль  ушла,    Потом  вернулась  не  одна.            Собрав  средь  звёзд  ночных  аккорд,                                                Ударила  по  глади  вод,                Создав  из  брызг  хрустальный  дом,                                                    Взыграла  бликами  на  нём.        Рассыпала  его  сама                            И  снова  ввысь  стрелой  ушла,     Переливаясь  серебром,              Мерцала  призрачным  огнём.       Кристаллом  ледяным  искрясь,      Парила  вниз, легко  кружась,             И  разливалась  над  водой              Опять  звенящей  тишиной.               И  тут  вдруг  появилась  та,              Его  волшебная  мечта,                       Кого  любил, боготворил,                    И  образ  чей  в  себе  носил.            Она  спокойно, плавно  шла…            Из-под  воды, где  и  жила.           Накидка  длинная  на  ней.             Она  до  пят  прикрыта  ей.                   «Ну, что  застыл? Ты  ждал  меня?     Нет  я  не  сон! Русалка  я!               Скучаю  под  мостом  одна,             Боюсь  людей, но  не  тебя.               Люблю  покой  и  тишину,                Прохладу  в  летнюю  жару.     Особенно  люблю  я  ночь,                   Туман  сырой  и  тёплый  дождь.         Днём  сплю  на  самой  глубине.        Там  хорошо  лежать  на  дне,          Средь  водорослей  отдыхать,           Сквозь  воду  солнце  наблюдать.        Оно  прекрасно  под  водой,                      И  свет  там  видится  иной.                  Там  неземная  красота,                             А  ночью  там  темно  всегда.                Тогда  гуляю  я  одна,                                  Или  плыву  вдоль  берега.                       Гляжу  на  звёзды  и  луну,              Тихонько  иногда  пою.                          Потом  встречаю  я  рассвет.                Плыву  к  заре  на  ранний  свет,      Купаюсь  в  солнечных  лучах,                Смеюсь, качаясь  на  волнах.                   А  солнце  будит  всё  вокруг,                    И  птицы  радостно  поют.                         Я  тоже, как  могу, пою                               И  солнцу  «здравствуй»  говорю.           Оно  играет  на  заре                                  Не  только  там, но  и  во  мне.                 Я  к  солнцу  руки  протяну                       И  свет  его  к  себе  прижму.               Потом  плыву  опять  на  дно.               Там  тоже  славно, но  темно.              Играет  солнца  луч  во  тьме.           Мы  с  ним  вдвоём  и  он  во  мне.   Наверно, я  кажусь  смешной?        Прости! Но  мне  не  стать  другой.     Наивна  я  в  мечтах  своих,              Но  нет  подруг  любимей  их».         А  Рыбачёк  стоял, молчал                   И  с  изумленьем  наблюдал,             Не  веря  собственным  глазам,        Не  веря  собственным  ушам.           Застыло, словно, рядом  всё.                Он  видел  лишь  одну  её.               Ей  руку, как  во  сне  подал                 И  с  восхищеньем  прошептал:          «В  округе  рядом  нет  жилья.           Здесь  мы  одни, лишь  ты  да  я.        Я  догадался  сам  давно,                   Хотя  не  верю  всё  равно.                  Я  знал, что  ты  тут  неспроста           Одна  у  старого  моста                         В  том  месте, где  течёт  река,        Где  заводь  очень  глубока.               И  появляешься  ты  в  ночь,             Под  утро  пропадаешь  прочь.         Ты – дочь  реки, ты – дочь  воды.       Я  понял, что  русалка  ты.                    Я  понял  это  головой,                         Но  не  могу  принять  душой.             Тебя  я  вижу, но  поверь,               Глазам  не  верю  я  теперь.              Такого  же  не  может  быть!             Ты только  в сказках  можешь  жить.  Все  знают, что  русалок  нет,               А  ты  со  мной, в  воде  твой  след.      В  моей  руке  твоя  рука.                     Она  прохладна, как  река.                    Не  верю  самому  себе,                      Но  верю, лишь, одной  тебе.             Тебя  я  ждал. Тебя  одну.                     И  ты  пришла, а  я  всё  жду.               Под  утро  ты  уйдёшь  опять,                  И  снова  мне  придётся  ждать.         Любимая, пойдём  со  мной!                 Я  покажу  тебе  дом  мой.                     Я  на  тебя  наброшу  плед.                     Нас  повезёт  велосипед.                       Тебя  на  раму  посажу.                         Поедем! Я  тебя  прошу!                         Там  люди, там  мои  друзья,               Подруги  и  моя  семья».                         «А  что?» - сказала  вдруг  она.                «Я  буду, как  девчонка  та,                   С  которой  ты  тут  как-то  был,               И  рыбу  для  неё  ловил?                         Ты  тоже  повезёшь  меня                     С  собой  на  раму  посадя.                    Обнимешь, как  её  рукой,                  А  я  прижмусь  к  тебе  спиной?          Я  не  была  ещё  нигде.               Живу  лишь  только  здесь, в  воде,     И  наблюдаю  из  реки                           За  вами, то-есть  за  людьми.               Порой  раздвину  я  камыш                 И  притаюсь  за  ним, как  мышь,         А  люди  рядом  говорят,                     Когда  на  берегу  стоят.                      А  я  учусь  у  них  всему,                     Не  зная  часто, что  к  чему?             Всё  интересно  мне, поверь!             И  знаю  много  я  теперь.                  Но  всё  же, я  не  соглашусь.           Хотелось  бы, но  я  боюсь.              Ты  хочешь  взять  меня  туда,         Но  мне  всегда  нужна  вода».          

«Не  бойся! Есть  у  нас  вода!           В  округе  целых  два  пруда.              На  берегу  стоит  мой  дом,             Пред  ним  хороший  водоём.          Ты  поживёшь  среди  людей.        Поехали  в  село  скорей!                 Вот  плед, а  вот  велосипед,                 А  то  уж  близится  рассвет».                «Дай  мне  подумать, помечтать,   Как  человеком  быть  иль  стать.        У  вас, конечно, веселей,                     Но  не  могу  я  средь  людей».

                                                                          *    *    *    *    *   


 

Он  к  Ленке  вовсе  охладел               И  встречи  с  нею  не  хотел.           Ночь  на  рыбалке  пропадал,        Днём  спал  и  дома  помогал.     Пробыв  в  гостях  недели  две            И  передав  привет  родне,             Она  приехала  домой,                     Надеясь, что  само  собой                  У  них  продолжится  роман               И  веря, что  её  он  ждал.                 Однако, только  тишина                     Со  стороны  его  была.                       Прошла  неделя. Ничего!                Как-будто  позабыл  её?                   Все  приходили  на  «поклон»,           За  ней  ходили  табуном.                   А  он  был  где-то, но  не  с  ней.     Обидно  и  досадно  ей.                     Она  к  нему  со  всей  душой,           А  он  какой-то  ей  чужой?                Опять  всё  тот  же  «потолок»,      Как  в  классе, где  идёт  урок.         Какой-то  странный  он  порой?     Ну, что ж? Ей  нравится  такой.         Серьёзен, целеустремлён,               Не  ловелас, красив, умён.           Когда  на  танцы  все  идут                Под вечер в старый  сельский  клуб, Он  гонит  в  ночь  велосипед               Туда, где  праздности-то  нет.           Под  утро  едет  он  домой,            Везя  с  собой  улов  большой,           Друзей  встречая  и  подруг,            Что  с  танцев  всё  ещё  идут.         Они  впустую  и  шутя                     Напрасно  время  тратят  зря.        Конечно, танцы  веселей,             Приятней, легче  и  милей,            Чем  там  вдали  и  одному             Быть  на  пустынном  берегу.             И  тут  ей  в  голову  пришла         Шальная  мысль. Она  нашла              Её  удачной, потому                          Решила  съездить  в  ночь  к  мосту. Сказать, что  очень  скучно  ей           На  сельских  танцах  средь  друзей.      Устала, дескать, танцевать,                    И  разучилась  ночью  спать.               Хоть  это, вобщем-то, не  так,               Но  смысл  в  том  был. То не пустяк.  Она  хотела  с  ним  побыть,              Своим  приездом  удивить.                 Свиданье  сделать  при  луне,              Что  романтичнее  вдвойне,            Скупнуться  в  заводи  ночной                  И  вместе  с  ним  пойти  домой.          Она  считала, что  тогда                            Увидит  он, что  есть  она.                        Не  просто  есть, а  рядом  с  ним,              И  дорожит, лишь, им  одним.            

Поймёт, что  лишь  из-за  него          Она  печалится  давно.                        Он  ею  станет  дорожить,              Дружить  и  может  быть  любить.     Но  понимала, что  сама                         В  него  совсем  не  влюблена.          Он, просто, симпатичен  всем.            К  тому  ж, не  побеждён  никем.      Путь  до  моста  ей  был  знаком.     Наверняка  он  в  месте  том.              С  фонариком  велосипед.                   Ох, удивится! Спору  нет!                  Конечно  же, он  будет  рад.               А  это  есть  и  шах, и  мат.             Тогда  он  станет  только  с  ней.     Чего  ж  не  прокатится  ей?  

                                                                           *    *    *    *    *  


 

И  вот, подъехала  к  мосту.                Река  течёт  под  ним  внизу.            Вдоль  берега  идёт  откос,            Что  лесом  смешенным  порос.    Тропинка  вниз  спускалась  здесь,       И  проходила  через  лес.                    С  неё  был  виден  бережок                И  заводь, и  реки  кусок.                 Опасно  было  тут  съезжать.            Уж  лучше  вниз  пешком  шагать,   Оставить  здесь  велосипед,              А  вместе  с  ним  и  яркий  свет.      Пройдя  примерно  полпути,             Она  застыла  и  идти                         Уж  дальше  не  смогла  никак.       Причиной  был  совсем  не  мрак,     Что  покрывал  собой  тропу,                Где  было  видно, как  в  гробу.        Причина  на  реке  была                     И  хорошо  при  том  видна.                 Она  увидела  его,                                     Но  только  вот  не  одного.                          Он  рядом  с  девушкой  стоял                 И  лунный  свет  их  освещал.                Они  стояли  у  воды                                И  он  дарил  другой  цветы.                    Она  цветы  те  приняла                          И  даже  ближе  подошла.                 Стоит  в  накидочке  сырой,              Покрыта  ею  с  головой                        И  видно  лишь  её  лицо.                        Оно, как  школьный  мел  бело.      На  вид  она  юна, стройна,             Красива  вроде  и  мила.                   Неужто, он  влюблён  в  неё?               А  может  и  она  в  него?                   Он  рядом  с  ней  на  берегу,              А  Лена  в  темноте, в  лесу.               Они  вдвоём, она  одна.                Зачем  приехала  она?                   Зачем  тропой  спускалась  вниз?        Кто  звал? Какой  ещё  сюрприз?        Она  к  нему  со  всей  душой,           А  он  на  берегу  с  другой.                  Тут  чувство  новое  пришло,             Что  незнакомо  для  неё.                   Девичья  гордость, ревность, боль    Слились  в  едино  меж  собой.            Досада, горечь  и  тоска                       Пронзили  всю  её  тогда,               Ударили  по  ней  в  серьёз                 И  быстро  довели  до  слёз.              Пришлось  самой  ей  ощутить,          Что  значит  третьей  лишней  быть,      Его  с  другою  наблюдать,                 При  этом  вдалеке  стоять.                Пускай, она  не  влюблена,                Но  ревность в ней  любовь  зажгла. Он  был  предметом  для  игры,                  И  вдруг  такой  удар  судьбы?          Но  тут  подумала  она,                      Что  врёт  себе, что  не  игра               И  не  кокетство  с  озорством           Велели  думать  ей  о  нём.               Другое  что-то, что  сильней,             Что  мучит  душу  ей  теперь               И  будут  мучить   вновь  и  вновь,     Есть  безответная  любовь.                 Он  там  с  другой  наедине,               А  Лена  плачет  в  темноте.          Неужто  вовсе  не  нужна,                    И  третьей  лишней  здесь  она?      Тогда  чего  же  тут  стоять?              На что смотреть? Чего здесь ждать?    И  незамеченной  она                           В  слезах  печальная  ушла.             Сказать  по  правде, с  ночи  той        Она  совсем  стала  другой.         Замкнулась, позабыв  подруг,     Веселье  танцы, весь  свой  круг.     Ушла  в  себя, забыв  про  смех,    Про  свой  среди  парней  успех,    Читать  запоем  начала,            Старалась  быть  всегда  одна,          Не  говорила  никому,                                  Что  видела  на  берегу.                       При  этом  часто  сам  собой                  Ей  приходил  вопрос  такой,                   О  том, кем  девушка  была?             Откуда  на  берег  пришла                    В  накидке  длинной  и  сырой             С  лицом, как  мел, как снег  зимой?    А  Рыбачёк  тот, что  ни  ночь,          

Всё  из  села  катился  прочь,              Под  утро  приезжал  домой,                  Везя  с  собой  улов  большой.                   С  моторки  видели  его,                        И  как  всегда  не  одного.                   Он  сам  же  всё  скрывал, молчал,       И  ничего  не  отвечал.                            А  по  селу  слушок  пошёл,                 Что  он  русалку  там  нашёл,           Утопленницу  повстречал,                    Медузу  жуткую  поймал.   

                                                                        *    *    *    *    *


  

Прошёл  так  месяц  и  другой.          Октябрь  печалил  взор  порой.      Подолгу  дождик  моросил,          Собою  мир  осенний  мыл.               Леса  редели  с  каждым  днём,          Теряя  тень  свою  с  листом,                 Что  падал  вниз  с  дубов, осин,          Берёзок, тополей, рябин.                       И  лета  бабьего  пора,                         Как  паутинка  проплыла.                Неделю  вновь  жара  была,               Но  резко  кончилась  она.                   И  дождь  полил  ещё  сильней,         И  реки  стали  холодней.                  Ноябрь  всё  ближе  подступал,        С  собою  тихо зиму  звал.              Десятый  класс. Идёт  урок.                   За  партой  дремлет  Рыбачёк.                С  реки  под  утро  он  пришёл            И  в  школу  сразу  же  пошёл.             И  Ленка  тоже  рядом  здесь.              В  её  глазах  тревога  есть.                  Не  за  себя, а  за  него,                         И  та  тревога  в  ней  давно.             Ей  вспоминалась  иногда                 Неясная  картинка  та.                         В  ней  девушка  с  лицом, как  снег,        И  вроде, как  не  человек.                 Однажды  мысль  к  ней  вдруг  пришла,                                                    Что  незнакомкой  смерть  была,       Что  нету  хуже  для  него,                 Чем  то, что  тянет  к  ней  его.              Что  незнакомка, как  магнит              Его  сама  собой  манит,                     Что  если  пропадёт  она,                   То  станет  лучше  всем  тогда.           Что  надо  лишь  её  прогнать,        Поговорить  с  ней, рассказать          О  том, что  нету  места  ей                В  любви  своей  среди  людей.         И  в  этой  мысли  укрепясь,             Она  с  уроков  отпросясь,            Садится  на  велосипед                        И  едет  днём, пока  есть  свет            На  место, где  видала  их,            Стоящих  у  реки  двоих,                        А  там  по  берегу  она                         Ходила  и  её  звала.                         Стучала  палкой  по  воде                    И  не  найдя  её  нигде,           Адресовала  ей  слова,                   Как-будто  рядом  с  ней  была:        «Оставь  его! Не  приходи!                Ты – нежить! Ты  не  можешь  жить!   Не  можешь  ты, как  мы  любить!         А  если  любишь  ты  его,                     То  докажи  ради  него.                  Расстанься  с  ним! Уйди  навек!        Тебе  не  нужен  человек!                  Во  имя  жизни  и  любви                 

Будь  благородна! Не  губи!            Не  можешь  ты  его  любить,         Не  зная, что  такое  жить».                Грозила, плакала  прося,                       И  говорила  с  полчаса.                          В  ответ  была  лишь  тишина                И  странный  всплеск  у  камыша.           А  к  ночи, счастьем  окрылён,              На  берег  тот  спустился  он                 И  как  всегда  из-под  воды                Русалка  вышла  с  глубины.                Но  в  этот  раз  была  она                 Печальна  чем-то  и  грустна.              Дождь  настроенье  ухудшал.         Она  шептала, он  молчал:                      «Мне  холодно  сейчас  везде,          На  берегу  и  там  в  воде.                 Прости! Я  больше  не  могу.                К  тебе  я  завтра  не  приду.                 Я  скоро  буду  далеко.                       Мне  надо  быть  там, где  тепло.     Меня  ждут  южные  моря.                 Прощай! Не  вспоминай  меня.         Зима  покроет  реку  льдом.              Здесь  всё  уснёт  глубоким  сном.          Я  расстаюсь  с  тобой  навек,            Ведь  мне  не  нужен  человек.              Во  имя  жизни  и  любви                  Забудь  меня, не  приходи.                 Я  не  могу  тебя  любить,                 Не  зная, что  такое  жить».            Сказав  ему  свои  слова,                   Она  под  воду  вновь  ушла.            Он  до  утра  там  простоял,             Не  верил  и  чего-то  ждал.        

                                                                          *    *    *    *    *


 

Ноябрь  в  тот  год  рекорды  бил,    Морозы  и  тепло  дарил.               Прошла  осенняя  пора,                     Но  не  было  зимы  пока.               Дожди  остались  в  октябре,           Снег  ожидался  в  декабре.           Холодный  воздух  лёгок, чист.     Земля  замёрзла, ветер  быстр.         А  Рыбачёк  не  ел, не  спал,              О  чём-то  думал, но  молчал.        Уж  больше   месяца  прошло              С  тех  пор, как  видел  он  её            На  берегу  в  последний  раз.             А  после  будто  он  погас,                Став  раздражительным  и  злым,    Задумчивым, больным, чужим       Для  мира, для  друзей, родных,     Для  одноклассников  своих.            Ну  и  для  Лены  заодно,                   А  ей-то, ведь, не  всё  равно.            Она  молчала, но  не  зря                    И  никому  не  говоря,                 Считала  Гердою  себя                            И  что  спасла  его  любя                    От  Снежной  Королевы  той              В  накидке  длинной  и  сырой,           С  лицом, как  мел, как  чистый  снег     И  что  совсем  не  человек.               Она  боялась  встречи  с  ней              Наедине  и  без  людей,                       Но  думалось  тогда  о  нём                  И  этим  страх  был  побеждён.      Вдруг  Рыбачёк  заговорил.               В  душе  «осколок»  он  носил.        Отцу  и  матери  сказал                          О  ком  грустил, о  ком  страдал.         Потом  священник  в  дом  зашёл,      

Крестил  серебряным  крестом,        Всё  о  русалке  расспросил,            Святой  водою  окропил,                    Елеем  мазал  руки, лоб,                      Виски, глаза  и  нос  и  рот,            Молитвы  разные  читал                    И  в  храм  на  службу  приглашал.     Сказал, что  он  и  не  влюблён,        Но  ей  пленён  и  ослеплён,              И  что  то  вовсе  не  она,                    А  бес  в  одежде  ангела.                   И  уходя, дал  свой  совет,                 Как  средство  лучшее  от  бед,        Что  как  она  на  ум  придёт,            Творить  молитву  и  уйдёт.                 А  он  не  слушал  и  молчал,             Её  при  этом  вспоминал,             Хотел  на  берегу  с  ней  быть            И  лишь  её  одну  любить.                  Дня  через  три  он  вдруг  пропал,   Под  утро  из  дому  сбежал.           Летел  метелью  первый  снег           И  спрятал  быстро  его  след.           Конечно  же, его  нашли                 После  того, когда  прочли              Записку, что  он  написал,                  Где  всё  неясно  рассказал,               Что  не  предаст  свою  любовь          И  не  найдёт  такую  вновь,                Не  хочет  каяться  всегда,               Всю  жизнь, что  рядом  не  она.         Что  жить  не  может  без  неё,         При  этом  не  сказал  кого?             Что  жизнь  ей  трудно  полюбить,   Тогда  ему  не  стоит  жить.

                                                                         *    *    *    *    *


 

Течёт  река  среди  полей,               Лесов, посёлков, деревень.           Земля  готовая  к  зиме,            Покрыта  снегом  уж  везде.        Спокойна  чёрная  вода.                     Льда  не  видать  на  ней  пока.          Всё  спит  глубоким  зимним  сном     И  тихо  в  воздухе  ночном.       Торжественно  звучит  средь  сна,   Застывшей  нотой  тишина.                  Не  видно  неба  над  землёй,        Там  мрак  ночует  с  пустотой.        Река  проходит  под  мостом.       Болотце, заводь  и  затон.            Стоит  на  берегу  село,                   Оно  по-зимнему  бело.                 Лишь  только  тёмная  вода         Черна  среди  зимы  одна.              Река  проходит  поворот.                    Поток  спокоен  и  широк.                 За  поворотом  роща  есть.            Темна, как  старый  добрый  лес.     В  той  роще  холмики  лежат,        Могильные  кресты  стоят.              Снег  тихо  падает  с  небес,        Заносит  всё  собою  здесь.                   Все  холмики  и  все  кресты,             Венки, бумажные  цветы.             Ограда  кладбища  стоит,               Граница  вдоль  неё  лежит.                За  ней  могилы  средь  кустов,              Что  в  стороне  и  без  крестов.        Безмолвие  царит  вокруг,                 Но  иногда  здесь  слышен  вдруг             Неясный  шёпот  в  тишине,                  Как-будто  кто  зовёт  к  себе.             А  на  одном  из  тех  холмов,             

Что  в  стороне  и  без  крестов,       Положен  зайчик  заводной                  В  ночи  неведомой  рукой. 

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

                                   Закончено 13.09.2014г      Автор - А.В.Красовский.

                   

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить