Христос воскрес! Воистину воскрес! - Через полмесяца.

 

        Прошло  ещё  полмесяца. Каждую  ночь  царь  Ирод  смотрел  из  окна  своего  нового  дворца  на  неизвестную  звезду, а  ближе  к  утру  засыпал. Как  человека  любознательного  от  природы  его  всё  больше  и  больше  разжигал  интерес  к  этой  яркой  новой  точке  ночного  неба, которая  уже  полтора  месяца  зависала  над  Иерусалимом. По  его  приказу  во  все  концы  страны  были  посланы  слуги, чтобы  найти  и  привести  во  дворец  толкового  звездочёта, коих  в  пределах  Иудеи  и  всего  Израиля  найти  было  очень  трудно  из-за  противления  им  иудаизма, как  религии. Один  раз  Ироду  был  представлен  настоящий  учёный  из  самого  Рима, который  находился  в  этих  местах  проездом. Ирод  поговорил  с  ним  и  вскоре  понял, что  римлянин  действительно  является  человеком  толковым  и  очень  хорошо  разбирается  в  ночном  небе, но  при  всём  при  этом  учёный  ничего  не  смог  сказать  на  интересующую  тему. Он  лишь  слабо  выдвинул  идею  о  том, что, мол, это  совсем  не  одна  звезда, а  сразу  несколько  звёзд, выстроившихся  друг  за  другом. Такое  научное  объяснение  царю  Ироду  понравились  больше  всех  других, которые  копируя  друг  друга, прямо  или  косвенно  указывали  на  приход  в  мир  некоего  нового  великого  царя  и  при  этом  тот  великий  царь  обязательно  должен  был  произойти  только  из  дома  Давидова. Он  даже  приказал  привести  к  себе  нескольких  потомков  царя  Давида. Приказание  его  было  вскоре  исполнено. Перед  Иродом  предстали  несколько  сутулых  крестьян  с  мозолистыми  руками  «до  колен». Царь  посмотрел  на  них, засмеялся  и  прогнал  вон.

     Однако  римские  советники  Ирода  отнеслись  к  этому  вопросу  более чем  серьёзно. Они  не  любили  чужих  великих  царей. Римский  прокуратор  настоял  произвести  в  срочном  порядке  перепись  населения, где  каждый  еврей  обязан  был  зарегистрироваться  в  своём  колене  и  на  земле  своего  колена, то -есть  рода. Особое  внимание  у  римлян  вызывал  Вифлеем, который  считался  городом  царя  Давида. Приказ  был  быстро  оглашён  в  Иудеи, Самареи, Галилеи, Сирии  и  других  римских  провинциях   региона. Послушные  евреи  тронулись  в  путь, и  вся  страна  пришла  в  движение.

        К  тому  времени  уже  не  одно  десятилетие  то  тут, то  там  всё  чаще  и  чаще  слышалось  таинственное  слово  «мессия». Все  иудеи  очень  ждали  этого  самого  мессию, и  всем  иудеям  от  него  что-то   хотелось  получить. Одним  он  должен  был  вытереть  слёзы, за  других  заступиться, третьих  накормить, четвёртых  обогреть  и  естественно  мессия  должен  был  дать  им  всем  свободу  и  дать  свободу  всей  стране  от  римлян  и  прочих  завоевателей  на  все  последующие  времена. Странного  вида  получался  этот  самый  мессия  в  воображении  царя  Ирода, которое  рисовало  ему  очень  доброго  огромного  и  бессмертного  великана  восседающего  на  царском  престоле. 

        - Этого  не  может  быть! Чего  они  ждут? Кого  они  ждут? Это  только  Богу  возможно. – говорил  своим  придворным  царь  Ирод.                                                                                                                   Однако, сам  того  не  замечая, он  всё  чаще  и  чаще  думал  о  мессии-царе. Он  сравнивал  себя  с  этим  вымышленным  царём, но  всё  было  не  в  его  пользу  и  от  этого  на  душе  всегда  появлялись  зависть  и  злоба. Наступило  время, когда  он  уже  совсем  не  мог  спокойно  слышать  слово  «мессия». В  таких  случаях  Ирод  успокаивал  себя  тем, что  таких  царей  нет, не  было  и  не  будет. Успокаивал, а  через  день – два  снова  сравнивал  себя  с  неким  придуманным  самим  собой  эталоном, и  тогда  в  нём  опять  поднималась  чёрная  зависть. Порой, глядя  на  первого  встречного  человека, в  его  голову  приходила  мысль, что  тот  бы  мог  лучше  править  государством, чем  он, Ирод. Эта  глупая  ревность  относилась  ко  всем  без  исключения, даже  к  собственным  детям. Происходило  это  по  одной  простой  причине, и  в  своём  подсознании  царь  Ирод  хорошо  знал  её, но  боялся  признаться  себе. Он  понимал  и  чувствовал, что  занимает  в  жизни чужое  место, что  он  не  соответствует  этому  месту  и  что  по  своей  натуре  он  никакой  не  царь. Скорее  всего, он  был  рождён  очень  хорошим   архитектором, строителем, а  может  быть  его  призванием  могла  бы  стать  любая  другая  сфера  человеческой  деятельности? Ирод  по  своей  природе  был  человеком  мелочным  и   въедливым, что  совсем  не  красило  его, как  царя. Из  него  мог  бы  получиться  очень  ответственный  исполнитель, а  точнее  хороший  слуга, коих  сам  он  встречал  крайне  редко  и  всегда  нуждался  в  них. По  его  собственным  словам, он  всю  жизнь  никому  не  мог  доверить  ни  одного  дела  и  всегда  всё  контролировал  сам, что  было  вызвано  его  растущей  с  возрастом  подозрительностью. Доводя  всё  начатое  им  до  совершенства, Ирод  часто  сам  «перегибал  палку»  и  тут  же  находил  виновных, которых  наказывал  самым  жестоким  образом. Любовь  к  совершенству  до  мелочей  была  у  него  в  крови, и  теперь  она  наказывала  его. В  последнее  время  зависть  к  возможному  появлению  в  мир  совершенного  царя  и  дальнейшего  всеобщего  поклонения  ему  не  давала  Ироду  покоя.    

        Несколько  мессий, а  точнее  проходимцев, которые  выдавали  себя  за  мессию, им  уже  были  казнены. Однако  народ  ждал  кого-то  всерьёз  и  давно. По  всей  стране  орудовали  банды  каких-то  «мстителей  Израиля», «кинжальщиков», «сикариев»  и  тому  подобных  головорезов, убивавших  римских  солдат  и  даже   многих   своих  соотечественников, которые  были  лояльны  к  официальной  власти.

        Кому-кому, а  царю  Ироду  это  было  хорошо  известно. Когда  ему  было  двадцать  пять  лет, то  он  прославился  тем, что  разгромил  повстанцев  Иезекии  в  Галилеи. Его  действия  вызвали  одобрение  Рима  и  ненависть  иудейского  большинства. С  тех  пор  тайные  агенты  Ирода  стали  вести  неустанную  слежку  за  всем  населением, а  дальше, как  правило,  следовали  репрессивные  меры. Именно  из-за  этих  зелотов, то-есть  «народных  освободителей»  он  несколько  лет  тому  назад  казнил  двух  своих  сыновей  Александра  и  Аристобулуса, а  недавно  по  доносу  посадил  в  подземелье  и  сына  Антипатра. Народ  всё  больше  и  больше  ненавидел  Ирода, желая  ему  скорейшей  смерти, и  всё  фанатичнее  ждал  прихода  некоего  мессии. 

        Теперь  ко  всей  этой  каше, что  творилась  вокруг, добавилась  ещё  и  эта  загадочная  звезда.

        - Могу  простить  многое, но  не  могу  простить  тупость. – говорил  Ирод.

        Думая  и  вспоминая  прожитую  жизнь, старый  царь  как  всегда  опять бодрствовал  ночью. Он  сидел  на  балконе  своей  опочивальни  и  глядел  на  большую  красивую  звезду. Стоять  ему  теперь  было  тяжело. Мучили  сильные  боли  в  животе, которые  иногда  переходили  в  жуткие  спазмы  и   тогда  он  с  тихим  стоном  катался  по  полу  и  просил  у  Бога  смерти. Но  пока  спазмов  не  было, Ирод  думал  и  вспоминал, вспоминал  и  думал. При  этом  он  как  обычно  тихо  шептал  своим  беззубым  ртом. Он  любил  говорить  сам  с  собой. Других  собеседников  у  него  никогда  не  было.

        - Надо  перед  смертью  отблагодарить  всех  своих  верных  воинов. Это  не  ненавистные  и  упрямые  иудеи, это  хорошие  люди. Я  выплачу  им  побольше  денег. Им  меня  и  хоронить. Они  понесут  меня  на  золотом  ложе  в  последний  мой  путь  и  никто  никогда  не  найдёт  мои  останки, чтобы  надругаться  над  ними. Пусть  эти  галлы, германцы  и  фракийцы  помнят  меня, как  хорошего  и  доброго  царя. Архелай  знает, где  меня  схоронить. На  вершине  горы  рядом  с  Иродионом. Там  хорошее  место. Никто  не  найдёт. Эй, звезда! Я  говорю  шёпотом, но  знаю, что  ты  меня слышишь  и  никому  не  скажешь. Не  говори  никому. Пожалей  больного  старика, которого  ненавидят  все. Они  считают  меня  предателем, собакой  на  римском  поводке, вероотступником, расхитителем  гробниц, тираном, лжецарём  и  ещё  много-много  кем, но  ничего  хорошего. Они  не  помнят  никакого  добра. Им  подари  просто  так  кусок  золота, а  они  станут  жаловаться  и  плакать, что  оно  не  той  пробы. Их  накорми, они  скажут, что  так  кормят  свиней, а  напои  вином, то  скажут, что  их  отравили. Как  можно  управлять  таким  недовольным  народом? Пусть  ими  после  меня  попробует  управлять  мессия, которого  они  ждут. Не  уходи, звезда! Я  ещё  не  всё  тебе  сказал. Я  понимаю, что  уже  утро. Когда-то  в  молодости  я  был  очень  красивым. Сейчас  даже  не  верится. Я  был  здоров  и  силён. У  меня  ничего  не  болело. Голова, руки  и  лицо  не  тряслись. Я  имел  хорошее  зрение, крепкие  зубы  и  даже  был  выше  ростом. Я  хотел, чтобы  эта  страна  стала  самой  красивой  страной  в  мире. Прощай, звезда!

        Потом  старик  подошёл  к  своему  ложу  и  вскоре  заснул, но  спал  не  долго. Проснувшись, он  позвал  своего  старого  слугу, который  уже  давно  ждал  за  дверью. Слуга  быстро  и  тихо  вошёл, отдавая  поклоны.

        - Что  нового  говорят  про  меня? – спросил  Ирод.

        - Нового  ничего, а  остальное  ты  и  сам  знаешь. – ответил  слуга.

        - Что  ещё?

        - Нашли  звездочётов. Как  ты  и  хотел. Они  уже  во  дворце. Ждут.

        - Где  нашли  и  кто  такие?

        - Нашли  вчера  вечером  прямо  в  Иерусалиме, но  они  не  местные. Чужестранцы. Только  вчера  прибыли. Настоящие  звездочёты. Самые  настоящие  и  инструменты  у  них  тоже  самые  настоящие. Издалека  прибыли  и  шли  более  месяца  прямо  на  эту  звезду. Один  из  них  уже  старик, другой  его  ученик, молоденький  совсем  на  эфиопа  похож, а  третий – муж  средних  лет. 

        - Давай  их  сюда! Срочно! Прямо  сюда! Скорей!Скорей!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить