Христос воскрес! Воистину воскрес! - Награда за танец.

                                                     *    *    *    *    *    *

        В  последний  раз  пожилой  тетрарх   встречался  с  Иоанном  накануне  своего  дня  рождения. Он  долго   лицемерно  расшаркивался  перед  ним, как  перед  царём, а  потом  спросил:

        - Непонятно  поступает  Господь  Бог. Он  свои  тайны  говорит  в  тайне  своим  избранным. Почему   Он  объявляет   Свою  волю  бездомному  бродяге, в  котором  все  видят  сумасшедшего, но  при  этом  ничего  не  говорит  царю, которому  Сам  дал  царство, и  который  в  силах  передать  Его  волю  всему  народу? Почему  Он  не  говорил  ничего  фараону, а  выбрал  для  этого  Моисея?

        - Неисповедимы  пути  Господни.

        В  чертах  характера  Ирода  Антипы  было  неверие  и  одновременно  с  этим  суеверное  любопытство. Однако, он  придерживался  истин  религии  и  каждый  день  их  нагло  попирал  своим  образом  жизни.

        - А  если  я – Ирод  Антипа  тоже  пойду  в  пустыню  и  стану  отшельником? А  почему  бы  и  нет? Я  брошу  свой  дом, друзей, все  свои  обязанности  и  уйду. Я  тоже  стану  там  есть  акрид  и  мёрзнуть, как  ты. Я  брошу  пить  вино  и  буду  пить  речную  воду. Я  тоже  хочу  служить  Богу  и  хочу, чтобы  и  мне  Бог  начал  говорить  свои  истины. Может  мне  поверят  больше, чем  таким, как  ты?

        - Многие  пытались. Некоторые  делали  это  из  высокомерия  или  от  пресыщения, или  от  страха  за  своё  собственное  спасение. Ничего  у  них  не  получалось.

        - Почему?

        - Потому  что  Бог  был  против  них  и  не  призывал  их  к  такому  служению.

        - Значит, у  меня  не  получиться?

        - Неисповедимы  пути  Господни.

        - Это  я  уже  слышал. Кстати, хочу  показать  тебя  моим  друзьям. Им  будет  интересно  тебя  послушать  и  посмотреть  на  тебя. Сегодня  я  буду  праздновать  день  своего  рождения. Этот  праздник тебе  не  ведом. Мы  его  переняли  у  Рима  и  не  каемся. К  нам  сюда  приедет  много  гостей. Римлян  не  будет. Я  в  ссоре  с  Понтием  Пилатом. Он  ненавидит  меня, а  мне  всё  равно. Мне  плевать  на  него. Будут  только  свои.

        - Не  сидеть  мне  за  одним  столом  с  нечестивыми.

        - Опять? С  какими  нечестивыми? Это  мои  друзья. Не  обзывай  моих  друзей, а  то  я  обижусь, и  тогда  ты  станешь  предтечей  своего  мессии  в  аду. Там  будешь  о  нём  проповедовать  до  его  прихода  туда  же. Ты  умеешь  проповедовать  и  проповедовал  многим. Чем  мои  друзья  хуже? Они  тоже  грешники  и  пусть  тебя  послушают.

        - Не  шут  я  вам. Да  не  допустит  Бог  этого.

        - Ну, это  мы  ещё  посмотрим? Увести  его!

        Застолье  по  случаю  дня  рождения  тетрарха  Ирода  Антипы  было  в  полном  разгаре. Сильно  выпивший  Антипа  поднялся  со  своего  места, держа  в  руках  полный  кубок  вина. По  его  команде  сразу  смолкла  музыка, и  замолчали  гости.

        - Друзья  мои! Я  сердечно  благодарен  всем  вам, что  вы  пришли  на  мой  юбилей. Я  рад  видеть  у  себя  в  доме  ваши  счастливые  лица. Я  благодарен  за  подарки, что  вы  приготовили  для  меня. Но  я  не  люблю  оставаться  в  долгу  и  хочу  отблагодарить  всех  вас. У  меня  для  вас  есть  два  сюрприза. Первым  сюрпризом  будет  танец  моей  падчерицы  Саломии. Она  умеет  плясать  лучше  всех  в  мире. Вторым  сюрпризом  будет  дикий  пророк  Иоанн  с  берегов  Иордана, о  котором  вы  все  слышали, но  никто  не  видел. Более  полугода  этот  забавный  человек  находится  в  моей  темнице  и  очень  хочет  поговорить  с  вами.

        Под  аплодисменты  Антипа  плюхнулся  на   место, пролив  половину  кубка  на  своё  богатое  красивое  одеяние, а  на  середину  зала  вышла  молодая  стройная  девушка. Это  была  Саломия – дочь  Иродиады. На  ней  было  серебристое  платье, расшитое  нитями  жемчуга, а  на  голове    диадема  из  драгоценных  камней. В  руках  она  держала  маленький  бубен.

        Ударив  в  бубен, она  сделала  первое  медленное  движение  танца. Обведя  кокетливым   взглядом  гостей, Саломия  снова  ударила  в  бубен  и  сделала  второе  движение. Музыканты  тихо  заиграли  на  своих  инструментах, заранее  подготовленную  мелодию. Сначала  танец  был  медленным, но  темп  музыки  ускорялся, хотя  и  не  возрастал  по  силе  звучания, а  к  середине, он  перешёл  в  быстрый. Саломия   кружила  по  залу  под  звуки  арфы  и  её  сопровождения. При  этом  ленты  её  платья  и  оно  само  красиво  развивались  по  сторонам, открывая  зрителям  её  серебристые  шаровары. Саломия  плясала  легко  и  при  этом  изгибалась  так, что  вызывала  неподдельное  восхищение  публики. Похоже  было, что  она  изображает  бурную  весну. Но  вот  арфа  стихла, была  сделана  очень  короткая  выдержка  и  в  тот  же  момент  со  всей  громкостью  заиграли  флейты, кроталы, кифары  и  все  другие  музыкальные  инструменты. Темп  сразу  перешёл  в  бешенный, но  мастерству, с  которым  молодая  гибкая  девушка  исполняла  свой  танец, это  не  мешало. Теперь  было  похоже  на  то, что  она  изображает  страстный  порыв  любви. Зрители  смотрели  на  неё  затаив  дыхание. Ближе  к  окончанию  этого  действа  музыка   стала  опять  замедляться, а  в  самом  конце  снова  заиграла  арфа. Движения  Саломии  тоже  замедлялись  в  такт  музыки, и  вскоре  она  опустилась  на  середине  зала. Музыка  закончилась, а  танцовщица  сделала  вид, что  она  умерла.

        Некоторое  время  гости  молчали. В  зале  сначала  господствовала  полная  тишина. Потом  раздались  первые  восклицания  одобрения  и    громкие  долгие  аплодисменты.

        - Я  же  говорил  вам! –  оглядываясь  по  сторонам  на  своих  друзей, радостно  произносил  пьяный  Антипа. – Где  вы  ещё  видели  такое  чудо? Молодец, Саломия! Не  подвела! Проси  у  меня, чего  хочешь! Я  всё  выполню. Если  попросишь  полцарства, то  не  пожалею, дам! Даю  слово!

        - Не  знаю? – тихо  сказала  Саломия.

        - Не  слышу? Чего  ты  там  просишь? Подойди  ближе.

        В  этот  момент  к  дочери  подбежала  Иродиада  и  что-то  шепнула  ей  на  ухо.

        - Хочу, чтобы  ты  дал  мне  на  блюде  голову  Иоанна  Крестителя. – подойдя  к  Антипе, произнесла  Саломия.

        Антипа  даже  поперхнулся  от  этих  слов. Перед  ним  стояла  совсем  юная, тонкая, как  тростинка  девушка  со  скромными  глазами  и  тихо  шевеля  губами, просила  голову  живого  человека.

        - Я  не  расслышал. – переспросил  он, но  Саломия  ответила  теми  же  словами, но  уже  громче  и  чётче.

        - Нет! Это  невозможно! – ответил  Антипа. Помимо  личных  отношений  с  Иоанном  у  него  были  и  некоторые  политические  задумки. Он  хотел  противопоставить  этого  уважаемого  в  народе  пророка  иудейской  верхушке.

        - Ты  давал  слово. Это  все  слышали. – напомнила  ему  Иродиада.

        Некоторое  время  Ирод  Антипа  молчал, глядя  в  одну  точку. Потом  он  подозвал  к  себе  воина  и,  выбросив  из  первого  попавшего  блюда  содержимое, протянул  его  со  словами:

        - Иди  в  темницу, отруби  голову  Иоанну, положи  её  на  это  блюдо  и  принеси  Саломии.

        Приказание  его  было  вскоре  исполнено. По  преданию, это  страшное  событие  произошло  29  августа. Саломия  получила  блюдо  с  головой  Иоанна  Крестителя  и  сразу  передала  его  матери. Иродиада  подозвала  свою  служанку  Иоанну, жену  Хузы – домоправителя  Ирода  Антипы  и  велела  той  похоронить  отрубленную  голову   на  городской  свалке. Служанка  ослушалась  приказания  и  похоронила  голову  Крестителя  в  глиняном  кувшине  на  Елионской  горе.

        Тело  Иоанна  Крестителя  было  похоронено  его  учениками - ионитами  в  Самарии, рядом  с  могилой  пророка  Елисея. По  сей  день  на  Ближнем  Востоке  существует  секта  мандеев,  которые  чтут  Иоанна  Крестителя  более  Иисуса  Христа, считая  его  истинным  мессией. Их  на  данное  время около  ста  тысяч  человек. В  исламе  Иоанн  известен  под  именем  пророк  Яхъя.

        Надо  отметить, что  с  той  самой  смерти  христианство  плохо  относится  ко  всякого  рода  пляскам  и  танцам. Считается, что  это  оскорбляет  память  обезглавленного  пророка.

        В  заключении  следует  сказать, что  когда  Ирод  Антипа  по  приказу  римского  императора  в  39  году  нашей  эры  отправился  в  далёкую  ссылку  в  дикую  тогда  ещё  Галлию ( Францию), то  его  жене  и  одновременно  его  родной  племяннице  Иродиаде, будет  предложено  остаться  дома  при  Ироде  Агриппе – племяннике  Ирода  Антипы, который  писал  на  своего  дядю  тайные  доносы, но  она  по  своему  собственному  желанию   поедет  в  след  своего  любимого  мужа. 

 

                                 Г  Л  А  В  А      Ч  Е  Т  В  Ё  Р  Т  А  Я

                                         И У Д А    И С К А Р И О Т.

        Двадцать  человек  шли  по  сухой  и  пыльной  дороге  соединявшей  римскую  провинцию  Сирия  с  Израилем. Богатый  пожилой   крестьянин    Сипах  ехал  на  своём  осле, а  порою, шёл  рядом  с  ним. Вместе  с  ним  шагал  его  собеседник  - очень  молодой  человек, по  имени  Саул. Они  вдвоём  возглавляли  всю  процессию. Остальные  шли  позади.  У  старого Сипаха  был  огромный  живот, поэтому  говорил  он  с  одышкой. Считая  себя  очень  важной  персоной  благодаря  возрасту, характеру  и  положению  в  обществе, он  принял  на  себя  роль  старшего  над  всей  своей   временной  компанией.  Над   юным  спутником  Сипах  постоянно  подтрунивал, посмеивался  и  делал  он  это  так, чтобы  все  идущие  следом, хорошо  слышали  его  шутки, издёвки  и  назидания. Сипаху  весь  этот  разговор  очень  нравился, и  особенно  ему  было  приятно, что  многие  в  толпе  тоже  посмеивались, разделяя  его  мнение.

        - Значит, ты  ищешь  невесту? – громко  спросил  Сипах.

        - Мы  любили  друг  друга, но  её  родители  хотели  выдать  её  замуж  за  другого. За  день  до  свадьбы  она  сбежала  из  дома.

        - Тебе  очень  повезло, молодой  человек. Если  девушка  своевольна  и  даже  не  слушается  своих  родителей, то  и  хорошей  жены  из  неё  никогда  не  получится. Благодари  за  это  Бога, за  то, что  Он  отвёл  её  от  тебя.

        - Она  любила  меня.

        - А  может, не  любила? Почему  она  не  сказала  тебе, где  её  искать? Может, она  только  себя  любила?

        - Она  часто  пела  мне  «Песнь  песней»  царя  Соломона.

        - Тогда  тебе  вдвойне  повезло, что  она  сбежала. Не  иди  против  воли  Божией. Не  ищи  её, не  надо! Это  дружеский  совет. Кстати, а  сколько  времени  ты  её  ищешь? Неделю, две?

        - Скоро  будет  год.

        - Сколько? Год? Жалко, что  я  не  твой  отец. Будь  ты  моим  сыном, то  у  тебя  бы  на  эти  глупости  не  хватало  бы  времени. Ты  бы  у  меня  уставал  от  работы  так, что  тебе  было  бы  не  до  чужих  беглых  невест.

        - Отец  мой  давно  умер. Я  вырос  в  бедности. – произнёс  Саул.

        - Тогда  понятно, почему  её  родители  не  хотели  выдавать  свою  дочь  за  тебя. Я  понимаю  их  решение. К  тому  же, я  вижу, что  ты  не  любишь  трудиться. Тебе  приятнее  жить  в  мечтах  и  бродить  по  дорогам  в  поисках  своего  горя. Ты – лодырь. Я  прав?

        - Нет! Я  не  лодырь  и  умею  работать, но  пока  мне  совсем  не  до  работы. В  моей  голове  только  одна  она. А  может, ей  нужна  моя  помощь, моя  защита?

        - Защита  и  помощь  всем  нужны. Тебе  тоже. У  меня  есть  работники, но  я  хочу  тебе  помочь. Для  тебя  найдётся  работа. Я  предлагаю  тебе  хорошее  дело, еду, крышу  над  головой  и  при  этом  ещё  стану  платить.

        - Я  подумаю.      

        - У  меня  четверо  сыновей  и  четверо  дочерей. – громко, словно  для всех, стал  сказал  Сипах. – Все  они  прекрасно  живут. Но  ты  спроси  меня, кем  бы  они  были, не  имея  такого  отца, как  я? Это  я  для  них  всё  сделал! Я! Я  всегда  знал  и  знаю, куда  и  зачем  иду. Я  всю  жизнь  работал  и  хочу, чтобы  и  ты  работал, чтобы  и  у  тебя  была  хорошая  семья, умная  жена, послушные  и  сытые  дети, а  кого  ты  сможешь  родить  и  кем  воспитаешь  потомство  от  этой  своенравной  чужой  невесты? Приходи  ко  мне  и  не  пожалеешь. В  старости  будешь  вспоминать  старого  Сипаха  и  благодарить. Я  научу  тебя  жить. Поверь  мне! Я  не  делаю  из  этого  тайны, потому  что  жил  как  все  нормальные  люди. В  пять  лет  от  роду  меня  стали  учить  Святому  Писанию, в  восемнадцать  я  женился, в  двадцать  начал  приобретать  богатство, в  тридцать  силу, а  в  сорок  благоразумие  и  мудрость. Так  положено  каждому  честному  еврею  простого  звания. Мне  некогда  было  болтаться  по  дорогам, и  я  не  каюсь  в  этом.

        - Я  ищу  свою  невесту, а  не  болтаюсь.

        - Не  свою, а  чужую  и  это  я  уже  слышал. Я  понимаю, почему  её  родители  не  хотели  такого  зятя, как  ты.  

        В  этот  момент  в  их  разговор  вмешался  худой  человек  невысокого  роста, следовавший  за  ними:

        - Послушай, парень! Иди  лучше  домой  и  работай  дома. Не  надевай  на  себя  ярма  и  не  подставляй  свою  спину  никому  под  плеть.

        Сипах  оглянулся  и  увидел  бедно  одетого   мужчину  средних  лет  с  короткой  стрижкой  рыжих  волос, оттопыренными  ушами, горбатым  носом  и  круглым  лицом. Старый  крестьянин  сразу  понял, что  на  его  вероятную  собственность -  молодого, глупого  и  наивного  собеседника, в  котором  он  очень  нуждался, как  в  послушном  и  безвольном  работнике, и  которого  зазывал  к  себе  в  батраки, нависла  опасность, потому  что  «собственность»  после  слов  худого  незнакомца, могла  и  не  пойти  к  нему.   

        - А  ты, бритый, кто  такой? – грубо  спросил  Сипах.

        - Не  видишь  что - ли? С  каторги  он. – раздался  третий  голос.

        От  этих  слов  Сипах  резко  переменился  в  лице  и  сразу  забыл  о  том, что  ещё  хотел  сказать. Так  и  пошёл  он  дальше, молча, а  вскоре  отстал, переместившись  в  самый  конец   каравана. Больше  его  слышно  не  было, но  разговор  этим  не  закончился.

         - Мне  этот  старый  бурдюк  сразу  не  понравился. – сказал  высокий  молодой  человек, что  шёл  по  правую  руку  от  бритого, но  тот  ничего  не  ответил.

        - Нашёлся  нам  учитель? Хорошо, что  его  больше  не  слышно. – поддержал  его  другой.

        - Он  своим  языком  всем  нам  в  уши  залез.

        - Но  не  в  душу.

        - На  счёт  того, что  надо  работать – это  он  правильно  говорил.

        - Сомнительно, что  крестьянин  с  таким  брюхом  работает  сам. Он  же  не  царь.

        - На  него  работают  другие. Это  понятно. Не  случайно  он  Саула  к  себе  заманивал. Ему  нужны  такие. Лучший  раб – это  раб, который  не  знает, что  он  раб.

        - Хватит  об  этом! – произнёс  бывший  каторжник. – Не  могу  слышать  слово  «раб». А  на  счёт  поисков  по  всем  дорогам  чужой  невесты, старик  прав, и  на  счёт  работы  тоже. Я  с  ним  согласен.

        - Я  соврал. – вдруг  тихо  сказал  Саул.

        - В  чём? – спросили  его.

        - Я  ищу  её  не  год, а  целых  три  года. – ответил  он.

        Некоторые  из  слышавших  его, присвистнули  от  удивления  и  стали  передавать  эти  слова  другим, тем, которые  не  могли  услышать, а  Саул  продолжал:

        - Я  не  всегда  ищу  её. Не  думайте  так. На  это  нужны  средства, а  у  меня  их  мало. С  очередных  неудачных  поисков, я  прихожу  домой  и  работаю, как  лошадь. Потом  я  узнаю, что  её  видели  в  каком–нибудь  чужом  городе  и  с  надеждой  спешу  туда, но  вскоре  оказывается, что  люди  обознались.

        - А  если  она  уехала  в  Грецию  или  в  Рим, или… ?

        - Не  знаю?

        - А  может  она  давно  вышла  замуж?

        - Не  верю  я  в  это.

        - А  может, её  уже  нет  в  живых?

        - Не  хочу  думать  об  этом! Этого  не  может  быть!

        - Правильно, Саул! Не  думай  об  этом  и  верь  в  то, что  обязательно найдёшь  её. Будешь  верить  и  найдёшь!

        - Я  так  и  делаю.

        - Всё  у  тебя  с  ней  будет, но  сначала  будет  свадьба  и  мы  бы  все  с  радостью  пришли  тебя  поздравить.

        - Спасибо  вам! Это  было  бы  чудо! Свадьба  с  ней – это  для  меня  самое  настоящее  чудо. Даже  её  родители  уже  не  против  меня. Они  согласны  на  всё, чтобы  хоть  что-нибудь  узнать  о  дочери.

        - Могу  всем  вам  рассказать  о  чуде, которое  совсем  недавно случилось  на  свадьбе  в  Кане  Галилейской. – предложил  вдруг  один  из  путников  и  начал  рассказ:

        - Свадьбы  наши  вы  все  хорошо  знаете. На  них  собираются  все  родственники, соседи, весь  город  и  даже  приглашаются  посторонние  чужие  люди, которым  довелось  проходить  рядом. Обряд, как  известно, начинается  в  сумерки  первого  дня  и  может  длиться  неделю  и  более. На  третий  день  щедрого  гостеприимства  у  этих  небогатых  людей  вдруг  закончилось  вино, а  это  позор. Это  могло  омрачить  всё  торжество. Это  бесчестие  для  молодой  четы  и  их  родителей. Но  на  свадьбе  был  один  человек, который  им  помог. У  входа  в  дом  стояло  шесть  каменных  водоносов  для  омовения  рук. Этот  человек  приказал  заполнить  водоносы  водой, а  потом  черпать  из  них  вино  в  маленькие  сосуды  и  разносить  гостям.

        - Вино? Ты  не  ошибся? – спросили  несколько  слушателей.

        - Нет, не  ошибся! Там  было  хорошее  вино.

        - Он  правду  говорит, но  с  чужих  слов. – вмешался  ещё  один  человек  и  продолжил:

        - Я  был  на  той  свадьбе. У  них  действительно  закончилось  вино, и  его  негде  было  взять. Среди  гостей  присутствовал  человек  высокого  роста. Звали  его  Иисус. С  ним  была  его  мать, которая  помогала  женщинам  готовить  еду, и  на  которую  этот  высокий  человек  был  похож  лицом. Звали  женщину  Марией. Были  с  ними  и  пятеро  друзей. Один  из  них  по  имени  Нафанаил  на  свадьбе  участвовал  в  качестве  дружки  и  в  первый  день  сопровождал  невесту  к  дому  жениха. Когда  вино  закончилось, то  Мария  подошла  к  Иисусу  и  сказала: «Вина  нет  у  них». Он  ей  ответил, что  Его  время  ещё  не  пришло. Это  я  слышал  сам. Потом  я  уже  не  слышал  их  разговора, но  он  согласился  оказать  помощь. Тогда  Мария  сказала  слугам: «Что  скажет  Он  вам, то  и  сделайте». По  Его  приказу  водой  были  наполнены  шесть  водоносов, а  потом  оттуда  черпали  прекрасное  вино. Распорядитель  пира  не  знал  об  этом  и  когда  отпил  того  вина, то  удивляясь  заметил, что  не  делается  так, чтобы  сначала  подавали  вино  плохое, а  уже  потом  хорошее.

        - А  как  он  это  сделал?

        - Никто  не  знает, но  те  пятеро, что  были  с  Ним  сказали, что  Он  так  явил  славу  Свою.

        - Я  в  Риме  видел  человека, который  тоже  делал  всякие  невиданные  фокусы  и  даже  поднимался  над  толпой  в  воздух  с  помощью  неведомых  сил. После  каждого  трюка  он  кланялся  публике, и  было  видно, что  он  собой  очень  доволен.

        - Нет. Иисус  потом  не  раскланивался, не  улыбался, не  проявлял  никакого  себялюбия, как  это  делают  фокусники  на  базарных  площадях. К  тому  же, все  они  вскоре  ушли  со  свадьбы.

        - Послушай, Саул! Тебе  надо  встретиться  с  этим  человеком. Может  он  поможет  найти  твою  невесту?

        - Или  подойти  к  матери  Его  Марии, а  она  попросит  за  тебя. А  что? Так  же, как  на  свадьбе.

        - Не  о  том  ли  Иисусе  вы  все  говорите, который  учит  в  синагогах  по  всей  земле  Галилейской, и  которого  в  его  родном  Назарете, выгнали  из  синагоги, возвели  на  гору  и  хотели  сбросить  оттуда? – задал  вопрос  ещё  один  слушатель.

        - Может  и  о  том?

        - Удивительные  истории  вы  все  рассказываете. – вдруг  перебил  их  каторжник. – Я  давно  не  был  на  родине. Странные  тут  дела  творятся. Однако, мне  надо  свернуть  в  сторону  и  я  покидаю  вас. Прощайте!

        - А  как  тебя  зовут?

        - Зачем  тебе  это? – ответил  он, уходя  по  тропинке  влево  и  тем  самым  давая  понять, что  не  назовёт  своё  имя. Не  поворачиваясь  назад, он  отошёл  на  приличное  расстояние  от  дороги  и  устроился  для  отдыха.

Его  недавние  спутники  ещё  виднелись  вдали, но  вскоре  должны  были  скрыться  за  поворотом  у  одного  из  пологих  каменистых  холмов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить