Христос воскрес! Воистину воскрес!

 

                                *      *      *      *      *      * 

 

        Подъезжая  к  Кессарии, Максим  попал  под  холодный  моросящий  осенний  дождь, поэтому  его  совсем  не  интересовали  красоты  кряжей  Ливана  и  Антиливана  и  даже  громада  величественной  горы  Ермон  не  вызывала  в  его  душе  ничего, кроме  уныния. Вскоре  рядом  с  озером  Фиала, где  вырывается  из-под  земли  полноводным  фонтаном  Иордан, Максим  увидел  впереди  себя  процессию, которую  узнал  сразу, но  при  этом  выглядела  она  теперь  совсем  не  так, как  обычно.

        Впереди  всех, шагах  в  десяти  от  своих  учеников  шёл  Иисус. Он  был  один. Толпа  больше  не  теснилась  рядом  с  ним, да  и  толпой  то  её  назвать  было  уже  трудно. Не  считая  учеников, она  состояла  всего  из  пятнадцати  человек. Все  они  уже  давно  промокли  до  нитки  и  шли  молча. Казалось, что  Иисус  не  ощущает  ни  холодного  дождя, ни  осенней  сырости, ни  грязной  дороги  и  при  этом  находится  только  в  своих  мыслях.

        Вскоре  Максим  спешился  и  пошёл  рядом  с  ними. Подойдя  ближе  к  городу, Иисус  вдруг  остановился  и  повернулся. При  этом  остановились  все. Тогда  он  жестом  подозвал  к  себе  учеников. Максим  тоже  переместился  поближе  к  ним. Иисус  посмотрел  на  них  и  спросил: «За  кого  почитают  Меня  люди?»

        Апостолы  стали  переминаться  с  ноги  на  ногу  и  пересказывать  самые  распространённые  слухи, что  ходили  о  нём  в  народе, который  принимал  его  за  кого  угодно, только  не  за  Мессию, пришедшего  спасти  мир.

        - А  вы  за  кого  почитаете  Меня? – обращаясь  к  ученикам, спросил  он.

        Апостолы  снова  стали  переминаться  и  возможно, если  бы  они  и  далее  тянули  с  ответом, то  Иисус  расстался  бы  с  ними  навсегда. В  воздухе  повисла  неприятная  неопределённость  усиливаемая  грустью  и  тоской  моросящего  дождя. Никаких  раскатов   грома  и  ярких  молний  не  было, а  для  его  учения  наступало  последнее  мгновение  и  когда  казалось, что  уже  всё  закончено, вдруг  один  из  учеников  отчётливо  произнёс: «Ты  Христос, Сын  Бога  живого!»

        Максим  стоял  в  отдалении, но  хорошо  слышал  эти  слова, и  в  тот  момент  ему  показалось, что  вдруг  блеснуло  солнце, хотя  его  не  было. Он  почувствовал  некий  невидимый  свет  всеми  своими  чувствами  и  увидел, что  и  ученики  Иисуса  тоже  заметили  это  непонятное  и  кратковременное  свечение, которое  совсем  не  было  связано  с  погодой. Теперь  перед  ними  стоял  совсем  другой  Иисус, который  сильно  отличался  от  самого  себя  недавнего. Глаза  его  светились  и  глядя  ими  на  того  апостола, который  произнёс  это  короткое  признание, он  сказал: «Блажен  ты, Симон, сын  Ионин, потому  что  не  плоть  и  кровь  открыли  тебе  это, но  Отец  Мой, сущий  на  небесах. И  Я  говорю  тебе: «ты  Петр (камень), и  на  сём  камне  Я  создам  церковь  Мою, и  врата  ада  не  одолеют  её. И  дам  тебе  ключи  Царства  Небесного, и  что  свяжешь  на  земле, то  будет  связано  на  Небесах, и  что  разрешишь  на  земле, то  будет  разрешено  на  Небесах».

        Потом  они  продолжили  свой  путь, во  время  которого, Иисус  во  второй  раз, а  точнее, спустя  полтора  года,  начал  повторно  рассказывать  своим  ученикам, что  надлежит  ему  пострадать  в  Иерусалиме, принять  там  поношения  и  мученическую  смерть, а  на  третий  день  воскреснуть. Но  тогда, полтора  года  назад, он  только  делал  намёки, а  сейчас  говорил  уже  более  конкретно  и  понятно. Полтора  года  назад  ученики  послушали  его  и  не  придали  должного  значения  тем  непонятным  словам, но  теперь, все  они  лучше  знали  самого  Иисуса  и  видели  ту  ненависть, с  которой  относится  к  нему  большая  часть  иудейства.

        Опять  тот  же  самый  человек, которого  Иисус  только  что  назвал  Петром  и  которому  недавно  обещал  ключи  от  Царства  Небесного, в  порыве  воспрепятствовать  страшной  участи  Учителя, сказал: «Будь  милостив  к  Себе, Господи! Да  не  будет  этого  с  Тобой».

        Услышав  такие  слова, Иисус  резко  отвернулся  от  Петра  и  во  всеуслышание  воскликнул: «Отойди  от  Меня, сатана! Ты  Мне  соблазн, потому  что  думаешь  не  о  том, что  Божие, но  что  человеческое».

        Максим  шёл  сзади  и  всё  прекрасно  слышал. По  его  мнению, Петр  был  прав, но  тогда  почему  Иисус  так  крепко  вознегодовал  на  него? Что  плохого  сказал  Петр? Максим  понимал, что  Иисус  отличается  от  других  людей  своим  особым  виденьем  мира, мудростью  и  отличной  памятью. Получалось, что  он  не  бросался  такими  словами  и  сказал  их  с  глубоким  смыслом, но  с  каким? Максим  вспомнил, что  совсем  недавно  Иисус  говорил  своему  ученику  так: «… не  плоть  и  кровь  открыли  тебе  это, но  Отец  Мой, сущий  на  небесах». Выходило, что  теперь  уже  не  Бог, а  сатана  подсказал  Петру  другие  слова? Не  случайно  же, Иисус  указал  на  него. Получалось, что  есть  божественное  и  сатанинское, небесное  и  земное, и  что  всегда  переплетаясь, они  сильно  разнятся  между  собой.

        Тем  временем  Христос  подозвал  к  себе  всех  и  начал  объяснять, что  сущность  всякого  высшего  долга  и  смысл  всякой  истинной  жизни  состоит  не  только  в  приятном  служении  Богу, выполнении  всех  правил, но  и  в  самопожертвовании. При  этом  он  напомнил, что  учение  его  непосредственно  исходит  от  Отца  небесного.

        - Истинно, истинно  говорю  вам, приносите  себя  в  жертву  и  это  воздастся  вам  Отцом  Небесным. Какая  польза  человеку, если  он  приобретёт  весь  мир, а  душе  своей  повредит? Или  какой  выкуп  даст  человек  за  душу  свою?  - спрашивал  он.

        Потом  Иисус  сказал, что  будет  предан  суду  и  что  некоторые  из  присутствующих  не  вкусят  смерти, пока  не  увидят  его, грядущего  в  царствии  своём.

        - Если  кто  хочет  идти  за  Мной, отвергнись  себя  и  возьми  крест  свой  и  следуй  за  Мной, ибо  кто  хочет  душу  свою  сберечь, тот  потеряет  её. А  кто  потеряет  душу  свою  ради  Меня, тот  сбережёт  её. Кто  постыдится  Меня  и  Моих  слов, того  и  Сын  Человеческий  постыдится, когда  придёт  во  славе  Своей  и  Отца  и  святых  Ангелов.

        В  Кесарии  Филипповой, которая  изначально  называлась  Лаисом  Сидонским, потом  пограничным  Даном, греческой  Панаей, все  они  пробыли  только  один  день. Там  Иисус  взял  трёх  своих  учеников  и  более  Максим  его  не  видел  две  недели. Пойти  за  ним  он  никак  не  мог. Христос  уже  давно  заметил  его. Всем  другим  своим  последователям  Иисус  велел  идти  проповедовать  Царство  Божие  и  исцелять  больных. Он  им  сказал: «ничего  не  берите  в  дорогу: ни  посоха, ни  сумы, ни  хлеба, ни  серебра, и  не  имейте  по  две  одежды. В  какой  дом  войдёте, там  оставайтесь  и  оттуда  отправляйтесь  в  путь. А  если  где  не  примут  вас, то, выходя  из  того  города, оттрясите  и  прах  от  ног  ваших  во  свидетельство  на  них». Максим  не  пошёл  вместе  со  всеми. Он  к  тому  времени  сильно  устал  от  больших  и  длительных  переходов  и  решил  отдохнуть  в  Кесарии, в  городке,  который  сильно   напоминал  ему   своими  строениями  и  статуями  все  эллинские  города. Уезжая  из  него  через  неделю  в  Капернаум, Максим  узнал  о  смерти  сенатора  Аврелия  Этона  и  теперь  он  не  знал, нужны  ли  кому  все  его  наблюдения  за  мятежным  пророком? 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить