Христос воскрес! Воистину воскрес! - Задание твоё прежнее.

                                                *    *    *    *    *    * 

        - Кто  там? – раздался  мужской  голос  за  дверью, в  которую  постучал  Максим.

        - Именем  кесаря!  – ответил  он.

        - Точнее! 

        - Пусть  ваш  дом  защитит  порядок  и  закон. – медленно  и  тихо  произнёс  пароль  Максим.

        - Защитит  и  меч  и  щит. – ответили  ему, когда  он  уже  входил  во  двор.

        - Мне  нужен  Гай! – сказал  он  молодому  легионеру.

        Через  несколько  минут  он  стоял  перед  своим  начальником. Гай  тоже  стоял. Максим  сразу  заметил  напряжение  и  волнение  на  его  лице. Что-то  было  не  так. 

        - Я  пришёл  получить  новое  задание. Моего  пророка  больше  нет. – сказал  Максим.

        При  этих  словах  рослый  Гай  Лонгин  сделал  шаг  навстречу  ему  и,  опустив  голову  на  уровень  лица  Максима, произнёс  только  одно  слово:

        - Есть!

        Потом  он  подошёл  к  стенному  шкафу  и  достал  из  него  свиток.

        - Я  не  знаю  местных  языков  и  не  обучен  здешней  грамоте. А  ты?

        - Знаю  и  обучен.

        Далее  Максим  увидел, что  Лонгин  ищет  нужную  ему  строчку. Похоже  было  на  то, что  он  даже  читает  сам. Такого  Максим  не  ожидал.

        - Прочти  здесь. – приказал  Гай  и  ткнул  пальцем  в  текст.

        Максим  прочёл: «… кости  его  да  не  сокрушатся».

        - Так  и  получилось. Я  сам  проткнул  его  копьём. Копьё  вошло  между  четвёртым  и  пятым  рёбрами. Не  знаю, что  на  меня  нашло, но  я  запретил  солдатам  перебивать  ему  голени. В  это  время  небо  заволокло  чёрными  тучами, вдалеке  блистали  молнии  одна  за  другой  и  слышались  раскаты  грома.

        - Я  плохо  понимаю, о  чём  идёт  речь? – спросил  Максим.

        - Речь  идёт  о  том, кого  уже  нет, но  кто  сейчас  есть. Об  Иисусе  из  Назарета. Я  командовал  казнью. После  того, как  я  проткнул  его  копьём, ко  мне  вернулось  зрение  и  теперь  я  снова  хорошо  вижу. Я  прозрел! Разве  это  не  чудо? А  в  третий  день  Он  воскрес  и  тому  есть  свидетели.

        - Кто?

        - Мои  люди, а  значит  и  я  сам! Верю  в  это! Верю, хотя  бы  потому, что  мне  предлагали  деньги, чтобы  я  не  говорил  правду, а  рассказывал  всем, что  его  тело  украли  ученики. Смешно, не  правда-ли? Они  хотят, чтобы  народ  знал  не  иститу, а  ложь! Представляешь, им  кажется, что  кто-то  сможет  поверить, что  мои  люди  могли  уснуть  на  посту. Если  бы  ими  были  простые  легионеры  из  гарнизона, то  это, конечно, возможно, но  всем  занималась  моя  служба. Да  и  легионеры  из  гарнизона  навряд-ли  бы  проспали  тот  момент, когда  кто-то  отодвигал   камень  от  Его  гроба.

        - На  одном  из  постоялых  дворов  в  Вифании  я  подслушал  разговор  простых  людей. Они  тоже  считают, что  выкрадывать  тело  Христа  не  имело  никакого  смысла, потому  что  он  был  погребён  в  очень  хорошем  месте. Его  похоронили, как  царя  в  новой  могиле, которую  высек  для  себя  Иосиф  Аримафейский  из  цельной  скалы. И  место  там  прекрасное – сад! Он  тоже  принадлежал  Иосифу.  Куда  уж  лучше, для  бездомного  бродяги?

        - Правильно  считают. Никто  его  не  крал! Смысла  не  было. Но  мы  его  всё  равно  охраняли, стерегли. Иудеи  боялись, что  тело  украдут  Его   ученики, но  их  там  не  было. Иисус  из  Назарета  якобы  говорил  при  жизни  не  один  раз, что  воскреснет  в  третий  день. Он  не  говорил, что  его  украдут  в  третий  день, и  он  воскрес.

        - Христос  воскрес? – переспросил  Максим.

        - Воистину  воскрес! – утвердительно  ответил  Лонгин. 

        - Вообще-то  у  меня  были  подозрения, что  либо  его  выкрали, либо  так  хитро  сработала  наша  тайная  служба?

        - Зачем  нам  это?

        - Чтобы  расколоть  еврейское  общество, разбить  его  на  два  враждующих  лагеря  и  использовать  это  обстоятельство  дальше  по  своему  усмотрению.

        - У  нас  не  было  такой  мысли  и  не  было  такой  команды. Я  не  додумался  до  этого. Понтий  Пилат  не  додумался  бы  никогда, а  Этон  умер. К  тому  же, Иисус  Назарей  перед  казнью  уже  не  имел  такого  авторитета, что  раньше. Народ  стал  его  презирать.    

        - Поучается, что  Христос  воскрес?

        - Воистину  воскрес! – опять  утвердительно  ответил  Лонгин.

        - Но  смертные  не  воскресают. Воскресают  только  боги.

        - Значит, Он  и  был  Богом! Бога  мы  распяли. Это  я  только  сейчас  начинаю  понимать. Когда  я  пронзил  Его  копьём, то  прозрел, но  не  до  конца. Я  упал  перед  Ним  на  колени  и  сказал  всем, что  мы  распяли  праведника. Но  Он  был  не  только  праведником, а  больше. Тогда  я  ещё  не  знал, кем  Он  был  на  самом  деле.

        - Каким  чудом  он  воскрес? – спросил  Максим.

        - Начну  с  того, что  во  второй  половине  дня  в  субботу  я  повёл  на  смену  новый  караул. Каждая  смена  была  по  три  человека. Нас  было  семеро  в  тот  момент. День  был  ясный  и  солнечный  и  вдруг  все  мы  увидели, что  из-под  камня, который  был  привален  ко  входу  Его  гроба, идёт  свечение  и  оно  не  было  постоянным, как  если  бы  там  кто-то  зажёг  свечу. Оно  было, словно, живым  и  играло, переливаясь  по  краям  камня. Это  явление  было  коротким, несколько  мгновений. Мы  подумали, что  это  солнце  так  наклонилось, и  от  этого  получился  такой  эффект. Но  теперь  я  думаю  иначе. Там  произошло  что-то!

        - А  потом? – спросил  Максим.

        - Потом  было  тихо  и  спокойно. Вечер  был  тёплым, а  ночь  оказалась  холодной. Чтобы  погреться  ночной  караул  разжёг  костёр  в  метре  от  надгробного  камня (голала)  и  прямо  напротив  него. Спать  из  солдат  никто  не  спал. Один  из  них  на  костре  обжаривал  куски  хлеба, другой  сидел,  привалившись  спиной  на  голал, а  третий  ломал  об  колено  ветки. Я  и  остальные  мои  люди  были  в  то  время  в  соседнем  доме. Я  тоже  не  спал. Вдруг  дом  покачнулся  и  раздался  гром. Землетрясение  было  слабым  и  длилось  мгновение. Вскоре  я  собрался  проверить  караул, но  тут  дверь  открывается, и  вбегают  мои  караульные. Я  сразу  побежал  ко  гробу, а  они  за  мной. Я, хоть  и  хромой, но  бегаю  быстро, и  расстояние  было  маленьким. Прибегаю  и  вижу, что  камень  отвален  в  сторону. Я  схватил  головню  и  вошёл  в  сам  гроб, а  там  никого. Я  сначала  закричал на  солдат, а  они  отвечают  мне, что  с  неба  вместе  с  молнией   сошёл  Ангел. Что  роста  он  выше  человеческого  на  три  головы  и  весь  он  белый, как  снег. Солдаты  мои  встали, как  вкопанные. Потом  Ангел  отвалил  камень  и  сел  на  него. Костёр  хорошо   освещал  внутреннее  помещение  гроба  и  все  мои  парни  увидели, что  там  никого  нет, потому  и  побежали  доложить  мне. Получается, что  мы  охраняли  пустой  гроб.

        - Как  же  так? А  может, там  никого  и  не  было?

        - Этого  не  могло  быть. Фарисеи  и  священники  сами  проверяли, а  потом  запечатали  гроб, а  печати   сорвал  только  Ангел. Он  показал  моим  людям, что  тщетна  наша  охрана.

        - Может  там  был  другой  выход?

        - Не  было. Мы  до  утра  искали  его. Скала  и  есть  скала.

        - Получается, что  Христос  воскрес  и  прошёл  незамеченным  сквозь  стену?

        - Так  и  получается  и  мне  верят, но  при  этом  просят, чтобы  я  за  деньги  сказал  другое, что  воины  мои  проспали, а  ученики  Христа  выкрали  его  тело. Но  этого  не  было  и  не  могло  быть. Однако, по  городу  ходят  именно  такие  слухи. Кто-то  их  упорно  распускает, и  я  знаю  кто. Эти  люди  каждый  день  жалуются  Пилату  и  просят  его  воздействовать  на  меня, чтобы  я  и  мои  ребята  взяли  на  себя  всю  вину, перестали  говорить  правду  и  не  открывали  более  ртов  своих. Даже  Пилат  и  тот  вдруг  очень поглупел. Он  забыл  наши  порядки. За  его  лживую  правду  всех  нас  обязаны  казнить. Пилат  заинтересован, чтобы  я  молчал, но  как  же  я  теперь  могу  идти  против  Самого  Бога  и  против  своей  собственной  жизни? Им  этого  не  понять! Впрочем, Пилат  не  хотел  Его  смерти, но  побоялся  бунта. Достаточно  было  только  одной  искры. Иерусалим  в  те  дни  был  переполнен  людьми, и  все  они  ждали  начала. Один  из  них  по  имени  Варавва  не  выдержал  и  среди  бела  дня  на  многолюдной  улице  напал  на  римского  солдата  и  зарезал  его. Одно  неверное  движение  с  нашей  стороны  и  всех  нас  уже  бы  не  было,  и  тогда  бы  началась  война  с  Римом. Может  на  это  кто-то  и  рассчитывал. Варавва  стал  для  евреев  героем. И  тут  священство  приводят  на  суд  к  Пилату  Христа. Этого  не  ожидали  предводители  повстанцев. Пилат  должен  был  приговорить  на  смерть  Варавву  и  тогда  бы  начался  бунт. Варавва  полностью  подходил  для  казни. На  то  и  рассчитывали. Не  Христос, а  Варавва  нарушил  римский  закон  и  убил  нашего  легионера. Получилось, что  священство  требовало  смерти  Христу, а  народ  требовал  отпустить  своего  героя  Варавву. Несколько  раз  Пилат  предлагал  толпе  отпустить  Христа, который  ничего  плохого  Риму  не  сделал, но  все  его  попытки  оказались   бесполезны. В  итоге, он  отдал  на  смерть  Христа  к  радости  очень  многих, но  не  всех. Руководители  мятежников  рассчитывали, что  будет  иначе. Поверь  мне, я  это  знаю  точно.

        - А  может  не  совсем  так? Иисус  Назарей  всё  же  местный  житель. Он  знал  о  готовящемся  бунте  уже  давно, за  два  года  и  хотел  предотвратить  его. Он  точно  знал  дату, когда  бунт  начнётся  и  поэтому  много  раз  пугал  своих  слушателей  некими  близкими  и  страшными  временами, когда  живые  станут  завидовать  мёртвым. Поэтому  Он  пришёл  перед  той  датой, а  точнее  перед  последней  Пасхой, в  Иерусалим. Он  заранее  знал, что  идёт  на  смерть  и  этим  объясняется  Его  тоска. Потом  Он  жертвует  собой  ради  мира  для  своего  народа, для  «детей»  Своих, как  Он  Сам  часто  называл  сынов  Израилевых  и  делает  это  специально, сознательно. Он  был  умным  Человеком  и  понимал, что  «дети»  Его  сходят  с  ума, что  им  не  победить  Рим  и  что  будет  очень  много  горя  и  крови. Далее  Христос  с  помощью  всяких  недалёких  людей  Сам  приводит  Себя  на  суд  и  таким  образом   срывает  все  планы  заговорщиков.  

        - Вот  и  разберись! Задание  у  тебя  остаётся  прежним. Наверно, ты  поиздержался? Зайди  к  моему  секретарю  и  получи  деньги. Держи  меня  в  курсе!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить