Христос воскрес! Воистину воскрес! - Иосиф Аримафейский.

                                                 *    *    *    *    *    *

        Иосиф  Аримафейский  был  человеком  уважаемым  и  богатым. Отец, дед  и  прадед  Иосифа  были  тоже  людьми  уважаемыми  и  богатыми. В  Иерусалиме  он  был  известен  не  только, как  член  синедриона, в  котором  состоял  уже  много  лет, но  и  как  тихий, спокойный, рассудительный  человек  возвышенной  души  и  безупречной  репутации.

        В  последнюю  неделю  Иосиф  никуда  не  выходил  из  дома, но  при  этом  не  отказывал  в  приёме. Чаще  всех  в  эти  дни  его  навещал  Никодим   (Накдин  Бен  Горион), который  был  человеком  очень  богатым, не  менее  уважаемым, чем  Иосиф  и  тоже  являлся  членом  синедриона.

        Разговор  между  собой  они  вели  тихо, медленно  и  часто  вздыхая  с  сожалением. Им  было  о  чём  сожалеть.

        - Почему  ты  больше  не  появляешься  в  синедрионе? – спросил  Никодим.

        - Потому, что  в  этом  больше   нет  смысла. Чести  там  нет. Раньше  я  ещё  надеялся, что  от  меня  что-то  может  зависеть, а  теперь  уже  и  не  надеюсь. – откровенно  сказал  своему  другу  Иосиф  и  вздохнул.

        - Да-а. Ты  прав! Синедрион  уже  долгие  годы  не  синедрион. Спасибо  Ироду  Строителю, чтоб  он  в  огне  горел  вечно. – вздохнул  Никодим.

        - Что  ты  хочешь? Помнишь, как  Марфа, дочь  Воеофа, купила  первосвященство  для  своего  мужа  Иисуса, сына  Гамалы?

        - Конечно, помню! Это  та, которая  велела  расстилать  ковры  от  своего  дома  до  самого  храма  и  ходила  по  ним  смотреть, как  её  любимый  муж  совершает  священнодействия?

        - А  муж  её  всегда  служил  в  шёлковых  перчатках, чтобы  не  запачкать  рук  от  жертвоприношений.

        - Первосвященство? Какое  сейчас  первосвященство? Сорок  лет  в  храме  правит  семейство  Анны. Сам  Ханан  Анна  был  первосвященником  семь  лет, потом  все  пятеро  сыновей  его  тоже  были  первосвященниками, а  сейчас  на  этом  месте  зять  его  Иосиф  Каиафа. На  Боге  деньги  делают  и  не  малые. Хорошо  все  они  пристроились. Рядом  с  храмом  четыре  лавки  держит  сам  Ханан. Якобы  там  у  него  продаётся  всё  чистое  по  закону. Простой  голубь  для  жертвоприношения  стоит  у  него  золотую  монету.  Во  как! Что  уж  говорить  о  других  товарах?      

        - Большая  часть  верхушки  синедриона  состоит  из  семейства  Анны, их  родственников  и  подхалимов. Так  что  мне  там  делать? Сидеть  с  ними  рядом? Зачем? Для  кого-то  это  престиж, а  мне  надоело. Не  пойду  больше.

        - А  ведь  счастливый  человек  этот  Ханан  Анна! Ирод  Строитель  вывез  его  из  Александрии  бедным  и  голодным  и  сразу  назначил  первосвященником. Дожил  Ханан  до  глубокой  старости  и  сейчас  очень  неплохо  выглядит, детей  в  люди  вывел, внуков  пристраивает. Я  не  представляю  себе  более  счастливого  человека  в  мире, чем  он. Первосвященник  и  даже  не  иудей. Не  странно  ли?

        - А  Иосиф  Каиафа? Тоже  очень  удачливый  человек. Став  зятем  Ханана, стал  и  первосвященником. Не  стал  бы  он  зятем  Ханана, и  не  стал  бы  первосвященником. Римский  прокуратор  быстро  утвердил  его, но  что  могут  понимать  язычники  в  чужом  богослужении?

        - Не  так! Что  может   понимать  в  богослужении  семейство  Анны?    Чему  такие  люди  могут  научить? В  какое  русло  они  могут  направить   народ? Какое  право  они  имеют  произносить  слово  «Бог»? Что  видят  они  в  Писании  и  кого  они  могут  судить? – вздыхал  Иосиф.

        Он  хотел  сказать  ещё  многое, но  в  доме  вдруг  раздался  истошный  вопль.

        - Твой  бывший  слуга  проснулся? – спросил  Никадим.

        Иосиф  утвердительно  кивнул  головой. Эти  крики, а  также  дикий  хохот, бессвязные  обрывки  фраз,  жуткие  завывания, крики  и  плачь, он  слышал  часто. Четыре  года  назад  его  самый  верный  слуга  и  человек, который  однажды  спас  ему, Иосифу, жизнь  был  совершенно  нормальным  человеком, заботливым  отцом, хорошим  мужем, богобоязненным  иудеем  и  добропорядочным  гражданином. Но  потом   начал  сходить  с  ума  и  теперь  проживал  в  доме  Иосифа, который  его  приютил, потому  что  все  родственники  отказались  от  него. Теперь  этот  человек  жил  в  отдельной  комнате  с  очень  надёжными  запорами.

        - Я, пожалуй, пойду. – сказал  Никодим, и  быстро  начал  собираться.

        - Иисус  из  Назарета  смог  бы  помочь  моему  слуге, но  где  его  теперь  искать, если  он  пропал  из  гроба? Он  умел  изгонять  демонов. Я  видел  его  самого, слышал  о  нём  и  почему-то  поверил, что  даже  его  останки  смогли  бы  помочь  моему  больному  слуге.

        - Поэтому  ты  отдал  ему  свой  новый  гроб  в  своём  саду?

        - Не  только  поэтому, но  и  поэтому... . Прощай! Заходи  ещё  как-нибудь.

        Стоило  уйти  Никодиму, как  перед  Иосифом  предстал  слуга.

        - Господин! Пришёл  посетитель.

        - Кто?

        - Говорит, что  от  Гая  Кассиуса  Лонгина.

        Услышав  это  имя, Иосиф  сразу  понял, по  какому  вопросу  пришёл  посетитель, но  всё  же… ?

        - Он  один? Без  солдат?

        - Один! Без  солдат!

        Римское  имя, произнесённое  в  доме  любого  иерусалимского  иудея,  всегда  вызывало  не  только   удивление, но  и  страх. Всем  иудеям  было  хорошо  известно, кто  такие  римские  легионеры  и  что  они  без  особой  нужды  никогда  в  гости  к  иудеям  не  ходят. Обычно  к  дому  сначала  подходили  солдаты, требовали  открыть  именем  кесаря  Вседержителя, хватали  хозяина  и  уводили  с  собой. Были  и  другие  случаи, но  относились  они  не  к  обвиняемым, а  к  второстепенным  свидетелям, которых  сначала  избивали  прямо  у  себя  дома, потом  пугали  пытками, а  уже  затем  задавали  вопросы. При  этом  женская  половина  семьи  визжала  и  вопила  на  всю  округу.  

        - Он  кто:  римлянин, легионер, еврей?

        - Господин! Не  похож  он  на  римлянина.

        - Ну  что  ж? Деваться  некуда. Зови!   

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить