Христос воскрес! Воистину воскрес! - Вифлеем.

                                         *     *     *     *     *     *      *

        Выйдя  из  дворца, трое  учёных  пошли  по  дороге  среди  жилых  домов  города. Первым  заговорил  самый  молодой, который  считался  учеником:

        - А  мне  он  понравился. Мне  жалко  его. Хороший  старичок.

        - Тебе  ещё  надо  многому  учиться. – недовольно  прервал  его  старший.

        - Ну, а  что? Он  всё  правильно  и  честно  сказал. – решил  поспорить  ученик.

        - Этот  человек  убил  людей  столько, сколько звёзд  на  небе. Его  жизненный  путь  залит  кровью  и  убийствами. Он  убил  двух  своих  сыновей, задушил  любимую  жену  и  принародно  во  время  застолья  утопил  иерусалимского  первосвященника, а  потом  казнил  многих  членов  синедриона. Он  убил  тестя, тёщу, родного  дядю  и  двух  своих  лучших   друзей  Досифея  и  Гадия. Чудом  избежали  смерти  его  брат  Ферор  и  сын  Архелай. И  всё  это  только  его  ближайшие  родственники  или  почти  родственники. О  других  я  и  не  говорю.

        - И  всё-таки  он  мне  показался  хорошим  и  честным  человеком.

        - Не  говори  лучше  о  его  честности. Не  один  нормальный  человек  не  поверит, что  царь  Ирод  хочет  защитить  от  римлян  Младенца-царя. У  Ирода  есть  свои  дети  и  внуки  и  ему  совсем  не  нужен  какой-то  чужой  наследник. Этот  хитрый  лицемер  убьёт  его, а  я  не  хочу  быть  в  том   пособником.

        - За  нами  следят. Четверо. – шёпотом  сказал  третий.

        - Вот  и  вся  его  честность. Я  так  и  думал. Это  тебе  первое  доказательство. – не  поворачиваясь, процедил  сквозь  зубы  старший.

        - А  где  второе? – спросил  ученик.

        - Второе  я  покажу  тебе  позднее.

        - Что  будем  делать? – спросил  третий.

        - Не  обращать  внимания  и  никуда  не  бежать. Мы  оторвёмся  от  них. Я  поэтому  не  случайно  выпросил  две  недели. Сейчас  пойдём  спать, а  вечером  выйдем  из  города  в  поле  и  начнём  вести  астрономические  наблюдения. Пусть  смотрят. Походим  так  несколько  дней. Это  им  самим  скоро  надоест. Потом  дождёмся, пока  они  уснут, и  тихо  скроемся.

        - Когда  это  будет? - тихо  спросил  молодой.

        - Чем  поздней, тем  лучше. А  пока  пусть  они  защищают  нас  от  лихих  людей. Мало  ли  чего? Страна  чужая. Ночь. Охрана  нам  не  повредит. Уйти  от  них  ещё  успеем.

        - А  если  они  нас  поймают? – спросил  ученик.

        - Скажем, что  царь  Ирод  не  предупреждал  нас  о  слежке, поэтому  мы  приняли  их  за  разбойников  и  сбежали. А если  уж  совсем  ничего  не  получится, и  нас  опять  приведут  к  царю, то  я  буду  рассказывать  о  всяких  счислениях. Так  что  ничего  страшного  нет.

        - Но  мы  тогда  не  увидим  новорождённого  царя.

        - Всё  может  быть. Значит  такая  наша  судьба, но  и  Ирод  его  тоже  не  увидит.

        Шесть  дней  и  шесть  ночей  звездочёты  занимались  замерами  по  всем  направлениям  от  Иерусалима, иногда  останавливаясь  на  отдых  в  небольших  городках  и  посёлках, но  при  этом  всё  ближе  и  ближе  приближались  к  Вифлеему. На  то  указывали  расчёты. Шпионы  следовали  за  ними  по  пятам. Троица  делала  вид, что  увлечённые  своим  трудом, они  не  замечают  их.

        - Как  переводится  с  вашего  языка  слово  «вифлеем»? – спросили  они  как-то  у  одного  местного  жителя.

        - Город  хлеба. – ответил  тот.

        - Хорошо  звучит. – удивились  учёные.

        - Непонятно? – сказал  молодой  оглядываясь. – Как  Спаситель  мира  может  родиться  в  такой  дыре? Где  какие-нибудь  приготовления? Где  хоры?  Где  цари  земные, которые  должны  принести  Ему  дары? Вокруг  Вифлеема  убогие  деревушки, в  которых  живёт  беднота  и  сам  городок  ничем  не  лучше.

        - А  это  второе  доказательство, которое  я  хотел  тебе  показать. Если  даже  Небо  прячет  рождение  Мессии, то  Оно  делает  это  не  просто  так. Оно  прячет  Его  от  таких, как  Ирод. Ирод  не  хочет  добра  Младенцу. Небо  об  этом  знает. Небо  не  обманешь. А  теперь  достань  инструмент  и  настрой  его  поточнее. Скоро  вечер, скоро  появятся  звёзды. Сделаем  последний  замер, а  потом  уйдём  от  наших  пастухов. – произнёс  тихо  старший, показывая  взглядом  на  поле, где  в  трёх  полётах  стрелы  четверо  мужчин  разжигали  на  ночь  костёр. Они  как  раз  находились  между  звёздочётами  и  городом  Вифлеем.

        - Здесь  кроме  наших  пастухов  никого  нет.

        - Все  нормальные  пастухи  дома. Сейчас  зима  и  никто  овец  не  пасёт. Травы  нет. Холодно. Откуда  здесь  и  сейчас  могут  быть  настоящие  пастухи?

        Перед  глазами  была  унылая  картина. Небольшие  голые  холмы  соседствовали  с  масличными  рощами, которые  шли   вверх  по  хребту, постепенно  переходя  в  сады  фруктовые, а  на  самом  верху  этого  серого  хребта  находился  городок  Вифлеем.

        Стало  быстро  темнеть  и  вскоре  на  небе  появились  звёзды. Старый  звездочёт  долго  крутил  разные  ручки  своих  инструментов, которые  он  расставил  друг  от  друга  на  значительном  расстоянии. Часов  через  пять  такой  работы  он  точно  вымерил  то  место, куда  указывала  звезда  Мессии. Оно  находилось  на  самом  верху  хребта  рядом  с  городом. Под  светом  луны  и  звёзд  было  хорошо  видно  длинное  низкое  приземистое  одноэтажное  здание, построенное  из  дикого  нетесаного  камня. Это  строение  словно  прилеплялось  своей  задней  стеной  к  самому  хребту. Перед  зданием  была  видна  загородка  из  плетёных  ветвей, которая  образовывала  двор.

        - Узнаёте? – спросил  старший.

        - Это  же  постоялый  двор.

        - Верно! Это  постоялый  двор  и  никак  иначе. Те, кто  нам  нужен, не  жители  этого  городка. Они  пришли  на  перепись. Они  здесь  пришлые, но  предки  их  были  именно  отсюда.

        - Из  города  царя  Давида  и  из  рода  царя  Давида.

        - Вот  тебе  и  ещё  одно  доказательство, о  котором  я  даже  и  не  догадывался. Небо  умнее  нас. Оно  хорошо  прячет  Мессию. Это  хорошее  место. Вот  сегодня  мы  туда  и  пойдём. К  тому  же  наша  звезда  с  сегодняшней  ночи  начнёт  убывать. Я  это  уже  подсчитал.

        - Какая  прекрасная  тихая  ночь. Холодно  и  ясно.- прошептал  ученик  и  вдруг  запел.

        - Перестань  петь! – приказал  ему  мужчина  средних  лет.

        - Не  надо  ему  запрещать. Пусть  поёт. Это  успокоит  наших  пастухов.

        Тогда  юноша  стал  петь  ещё  громче. Он  любил  петь  и, наверное, не  случайно. У  него  был  красивый  тенор, хорошая  музыкальная  память  и  прекрасный  слух. Он  пел  на  своём  языке, которого  не  знал  никто  в  округе. Песня  свободно  лилась  по  холмам  и  полям  окрестностей  Вифлеема, оживляя  эти  места.      

        - Давайте  готовиться. Возьмите  с  собой  белые  одежды. Войдём  к  царю, как  и подобает  во  всём  белом  и  чистом. – скомандовал  старший.

        - А  эти  как  же? Пастухи?

        - Мы  не  надолго. Инструменты  и  палатку  оставим  здесь. В  костёр  подбросим  побольше  дров. Пусть  думают, что  мы  здесь. Проберёмся  мимо  них  по  овражку  незаметно, а  переоденемся  уже  на  месте. Потом  вернёмся  сюда, словно  мы  никуда  и  не  уходили. Другого  плана  у  меня  нет.

        Так  они  и  сделали. Тихо  двигаясь  по  лощине  в  тёмных  одеждах, они  увидели, что  трое  охранников  спят, а  один  дремлет  на  посту  сидя  у  костра. Потом  они  быстро  дошли  до  постоялого  двора, за  изгородью  которого  дремали  животные, а  у  калитки  бродил  охранник.

        - Мест  нет. Всё  занято. Даже  загон  для  хозяйских  животных  занят. Там, в  загоне, какая-то  молодая  женщина  сегодня  ночью  родила. – сказал  им  сонный  охранник.

        - Нам  только  до  утра. Холодно. Нам  бы  погреться. -  сказал  старший  и  сунул  охраннику  в  руку  деньги. Охранник  быстро  сообразил, что  гости  явно  переплачивают:

        - Ладно, если  холодно, то  заходите, а  место  себе  ищите  сами.

        - А  когда  она  родила?

        - Недавно. Час  назад, не  более. – ответил  охранник.

        - Рядом  с  животными?

        - Да, да! Прямо  рядом  с  ягнятами. Там  теплее. Ягнята  не  во  дворе  и  не  в  доме. Они  в  пещерке. Постоялый  двор  примыкает  к  ней  своей  задней  стеной. Пещерка  небольшая, но  тёплая.

        Постоялые  дворы  тех  времён  и  той  местности  были  одинаковыми  по  своему  строению  на  всём  востоке.  В  них  были  отдельные  комнаты  для  богатых  путников  и  были  комнаты  попроще, но  всё  же  с  лежаками. Они  предназначались  для  людей  среднего  уровня. Но  основная  масса  приезжих  проводила  ночь, лёжа  прямо  на  полу  в  общей  комнате. В  таких  постоялых  дворах  найти  себе  место, означало  найти  на  полу  свободную  подстилку  или  циновку.

        Войдя  во  внутрь  помещения, три  звездочёта  увидели  очень  много  людей  спящих  на  полу, между  которыми  трудно  было  найти  проход. Прямо  напротив  входа, на  противоположной  стороне, находился  тот  самый  загон  для  ягнят, прикрытый  неким  подобием  двери, сквозь  щели  которой  пробивался  слабый  свет.

        - Пошли! Запоминайте  всё! – скомандовал  старший. Чувствовалось, что  всё  его  тело  дрожит  и  совсем  не  от  холода. Он  дрожал  от  волнения.

        - А  можно  ли  нам  туда?

        - Не  знаю, но  другой  возможности  не  будет.

        Через  несколько  минут, кланяясь, они  зашли  в  пещерку, где  горела  свеча. Здесь  находились  хозяйские  животные, в  основном  овцы  и  ягнята, которые  мирно  спали  на  полу. Были  здесь  и  люди: седой  коренастый старик  с  мозолистыми  руками, молоденькая  высокая  женщина, которая  дремала  сидя  на  соломе  рядом  с  яслями – кормушкой  для  животных, в  которой  спал  завёрнутый  в  пелёнки  новорождённый  младенец.

        - Мир  вам! – шёпотом  сказал  старший  из  звездочётов. – Мы  не  надолго.  Позвольте  нам  поднести  дары  новорождённому. Мы  их  везли  издалека. Это  золото, ладан  и  смирна.

        - А  кто  вы, добрые  люди? – спросил  старик.

        - Меня  зовут  Мельхиор, моего  спутника – Валтасар, а  ученика – Каспар.

        Не  теряя  времени, Мельхиор  вкратце  рассказал  о  посещении  ими  царя  Ирода, о  слежке  за  ними  и  предупредил, что  Ирод  ищет  младенца.

        - Наверно, ты  шутишь, добрый  человек  или  ошибаешься? Зачем  царю  нужен  бедный  плотник  Иосиф  и  что  плохого  ему  успел  сделать  младенец?  

        - Не  знаем? Может  мы  и  не  правы, но  многое  указывает  на  это. Вам  надо  бежать  из  страны.

        - Простите  меня, добрые  люди. Может  быть  вы  правы, но  говорите  вы  очень  странные  вещи, и  я  вас  вижу  в  первый  раз. Почему  я  должен  вам  верить  и  почему  должен  куда-то  бежать? Никуда  мы  не  побежим. Мы  завтра  снимем  угол  в  Вифлееме, и  некоторое  время  будем  жить  в  этом  городе.           

        - Жаль! Прощайте! У  нас  мало  времени. Всего  вам  самого  хорошего! – кланяясь, трое  звездочётов  покинули  это  семейство.    

        Подойдя  к  калитке, они  опять  встретили  охранника. Тот  разговаривал  с  двумя  постояльцами, которым  не  спалось.

        - Уже  отогрелись, выспались? – усмехаясь, спросил  он.

        - Ты  был  прав. Там  действительно  нет  мест. Спасибо, что   пустил  погреться. –  поблагодарил  его  Мельхиор.

        Выйдя  с  постоялого  двора, звездочёты  услышали, за  своей  спиной  часть  их  разговора. Один  из  них  удивлял  других:

        - Эта  женщина, что  родила, сама  удивлялась. Повитуха  такого  никогда  не  видела, и  врать  ей  нет  смысла. Роженица  была  девой.

        Подходя  к  своему  лагерю, звездочёты  опять  спустились  в  ложбину  и  тут  вспомнили, что  находясь  на  постоялом  дворе, они  забыли  надеть  на  себя  свои  белые  чистые  одежды.

        - А  мы  сейчас  их  наденем. – предложил  Каспар.

        - Зачем? Это  уже  ни  к  чему.

        - А  я  надену.

        Каспар  быстро  набросил  на  себя  белое  полотно  и  вдруг, поднявшись  во  весь  рост, он  без  страха  вышел  перед  охранниками, но  те  мирно  спали. Тогда  Каспар  вынул  из  кармана  мешочек  с  неизвестным  в  этих  краях  китайским  порошком  и  положил  его  рядом  с  костром. Потом  он  спустился  обратно.

        - Что  ты  там  положил? – строго  спросил  Мельхиор, когда  они  отошли  подальше.

        - Ничего  особенного. В  мешочке  смесь  серы, селитры  и  фосфора. Китайцы  используют  на  своих  празднествах. Для  красоты. У  нас, ведь, сегодня  не  простая  ночь, а  праздничная. Так?

        - Так-то  оно  так, но  зачем  ты  это  сделал?

        - Не  знаю? У  меня  сейчас  прекрасное  настроение.

        В  это  время  сзади, у  костра  охранников, раздавался  сильный  треск  и  громкое  шипение. Звездочёты  повернули  свои  головы  назад  и  увидели  в  свете  костра  разноцветные  вспышки  и  снопы  искр. Ещё  не  совсем  проснувшись, все  четверо  стражей  застыли  в  изумлении  и  кто-то  из  них  даже  закричал. Они  не  были  знакомы  с  этим  китайским  изобретением. Глаза  Каспара  в  этот  момент   загорелись  и, выбежав  из  своего  укрытия  во  всём  белом, он  громко  запел  своим  красивым  тенором  на  арамейском  языке, который  немного  знал:

        - Радуйтесь  люди! Спаситель  пришёл  в  этот  мир. Радуйтесь  люди!

        Пропев  эти  слова  несколько  раз, Каспар  резко  сдёрнул  с  себя  белую  накидку   и  став  невидимым  в  темноте  ночи  для  ослеплённых  фейерверком  шпионов, упал  на  землю  и  быстро  сполз  в  овраг.   

        Вскоре  все  они  благополучно  дошли  до  своего  лагеря. Мельхиор   при  этом  ругал  Каспара:

        - Зачем  ты  это  сделал? Сам  Бог  прячет  Мессию, а  ты даёшь  подсказку  его  врагам. Кто  тебя  просил?

        - Не  ругай  его, учитель. Ты  и  сам  не  понял. Можешь  гордиться  собой  и  считать  себя  царём. Вспомни, что  в  наших  пророчествах, доставшихся  нам  от  шумеров, дары  новорождённому  Мессии  должны  преподнести  три  царя. Ты  это  знаешь. Но  там  было  сказано, что  и  провозгласить  эту  радостную  весть  должны  были  тоже  они. Всё  так  и  получилось. – пояснил  Вальтасар.

       На  следующее  утро  они  проснулись  поздно  и  вскоре  обнаружили, что  соглядатеи  пропали. Их  нигде  не  было, а  их  стоянка  была  брошена  в  спешке. Слежки  уже  не  было.

        - Надо  быстро  уходить  домой. Мы  выполнили  то, что  хотели.  – сказал  Мельхиор.

        - Странный  мне  сон  приснился  сегодня. Точнее, это  даже  и  не  сон. Как-будто  мне  ночью  кто-то  сказал, чтобы  мы  не  ходили  в  Иерусалим, а  пошли  другой  дорогой.

        - Послушай, Валтасар! Мне  тоже  сегодня  был  такой  сон. – удивился  Каспар.

        - Получается, что  нам  троим  приснился  один  и  тот  же  сон? И  я  во  сне  слышал  эти  слова. – произнёс  Мельхиор.

        - А  может  это  был  не  сон? Может  один  из  этих  наших  пастухов  перед  тем, как  сбежать, прошёл  рядом  и  предупредил  нас?

        - А  как  же  клятва  вернуться  к  Ироду? Мы  же  её  давали  и  он  нас  ждёт. -  спросил  Каспар.

        Мельхиор  посмотрел  на  него, подумал  и  сказал: « Давно  это  было. В  наших  персидских  пределах  жил  один  лгун. Любил  он  приврать, но  врал  бесталанно  и  попался  на  вранье. С  тех  пор  лгун  дал  зарок  себе, что  врать  больше  никогда  не  будет  и  долгие  годы  он  держал  своё  слово. Как – то  раз  ночью, ему  постучали  в  дверь  и  он  открыл. На  пороге  стоял  его  друг, который  скрывался  от  царя  и  которого  преследовали  слуги  того  царя. Друг  попросил  спрятать  его, и  бывший  лгун  повёл  его  в  одну  из  своих  дальних  и  тёмных  комнат. Там  он  показал  на  старый  пустой  сундук. Друг  спрятался  в  сундуке. Через  некоторое  время  лгун   услышал, что  опять  стучаться  в  его  дверь. Он  открыл  и  видит  трёх  человек. Это  были  слуги  царя. Они  спросили, видел  ли  он  того  человека? Врун  не  мог  соврать  и  сказал, что  видел. « А  когда  ты  его  видел  и  где?» Бывший  лгун  сказал  им  правду  и  вскоре  его  друг  оказался  в  руках  преследователей,  а  потом  его  казнили. Узнав  о  казни, лгун  стал  сильно  переживать, но  при  этом  он  успокаивал  себя  тем, что  честно  спрятал  своего  друга  по  его  просьбе, а  потом  не  соврал  слугам  царя.

        - Твой  бывший  лгун  глуп. – возмутился  Каспар.

        - А  чем  будем  лучше  мы, если  пойдём  к  Ироду? – спросил  его  Мельхиор.    

        - Как  бы  там  ни  было, но  всё  указывает  на  то, что  эти  шпионы  к  Ироду  не  пойдут. Они  испугались  и  сбежали. Мы  тоже  не  пойдём  к  Ироду  и  не  пойдём  в  Иерусалим. – сказал  Вальтасар.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить