Христос воскрес! Воистину воскрес! - Смерть Ирода.

                                        *      *      *      *      *      *

 

        За  пять  дней  до  смерти  царь  Ирод  сделал  бешенную  попытку  покончить  с  собой. Лёжа  в  постели, он  начал  быстро, будто  в  исступлении, пилить  ножом  себя  по  горлу, а  когда  старый  слуга  стал  отнимать  у  него  нож, то  попытался  себя  им  истыкать. При  этом  Ирод  бился  в  истерике  и  кричал, что  даже  в  смерти  своей  он  не  волен.

        - Отняли  нож, так  хоть  дайте  мне  яду. У  вас  много  яду. Вы  все  накопили  много  яду  для  меня. Почему  вы  такие  жадные? Я  вас  спрашиваю: почему? Почему? – стонал  Ирод.

        Тело  его  распухло  и  болело  как  изнутри, так  и  снаружи. Язвы  гноились, кровоточили  и  смердели. Язык  тоже  опух, поэтому  ему  стало  трудно  говорить, а  окружающим  трудно  понимать  его. Пищу  он  более  не  принимал, но  воду  иногда  пил  небольшими  порциями. Врачи  постоянно  дежурили  рядом  с  ним, часто  меняя  повязки  и  смазывая  раны  лечебными  мазями. Когда  боли  у  Ирода  усиливались, то  врачи  давали  ему  глотать  странный  порошок, после  которого  боли  становились  намного  слабее  и  царь  спокойно  засыпал.

        Вчера  утром  он  вспомнил  о  сыне  Антипатре, который  сидел  в  подземелье  дворца   уже  год  и  велел   привести  его, но  не  для  прощания, а  для  последнего  допроса.

        - Скажи  мне, Антипатр – сын  мой, в  последний  раз, но  лучше  соври. Неужели  ты  связался  с  зилотами  и  им  покровительствовал? Неужели  ты, наслушавшись  этих  краснобаев  Иуду  и  Матфея, которых  я  сжёг  живьём, говорил  всем, что  после  моей  смерти  сорвёшь  с  великих  ворот  Иерусалимского  храма  золотого  римского  орла, установленного  мной – твоим  отцом?

        - Да! Это  правда! Именно  так  я  и  говорил.

        - Ты  говорил, что  когда  станешь  царём, то  изгонишь  римлян?

        - Этого  хотят  все, кроме  тебя, мой  отец.

        - Кто  все?

        - Иудеи.

        - А  ты  тут  при  чём? Я  твой  отец  идумлянин. Мать  твоя  самаритянка. Твой  дед  был  царём  Идумеи. Иудеи  победили  его  и  могли  уничтожить  весь  идумейский  народ, если  бы  не  он. Он  принял  иудаизм  и  вошёл  в  состав  еврейского  государства, но  на  правах  побеждённого. Ты, ведь, знал  об  этом?

        - Знал.

        - Может  ты  передумал  и  раскаиваешься? Я  прощу  тебя.

        - Нет. Я  не  передумал.

        - Получается, что  ты  хочешь  войны, смерти  и  разрушений  всего  того, что  построил  я. Какие  силы  ты  хотел  противопоставить  Риму? У  Рима  двадцать  семь  легионов. В  каждом  легионе  от  восьми  до  десяти  тысяч  солдат, каждый  из  которых  хорошо  обучен. Римляне  не  пускают  в  бой  солдата, который  прослужил  менее  пяти  лет. А  ты  кого  пустишь  в  бой? Крестьян, сапожников, мастеровых? Подумай? Подумай  ещё  о  том, сколько  стоит  вооружение  и  содержание  одного  воина? У  Александра  Македонского  было  сто  тридцать  тысяч  воинов, и  для  каждого  он  нашёл  немалые  средства.  Его  армия  имела   самое  лучшее  оружие  в  мире  по  тем  временам, а  это  очень  дорого  стоит. Вот  поэтому  его  и  называют  Великим, а  не  потому, что  ты  думал. Согласен  ты  со  мной? Скажи  последнее  слово.

        - Нет. Я  не  согласен.

        - Твоих  учителей  мы  допрашивали  с  пристрастием. Это  тех, которых  я  сжёг  заживо. Мы  понимали, что  они  глупы  или… . Я  давно  знаю, что  если  где-то  дураки  творят  глупости, то  за  их  спинами  надо  искать  очень  умных  людей. Твои  учителя – Иуда  и  Матфей  оказались  пособниками  шпионов. Мы  выудили  из  них  целую  шпионскую  сеть, которая  вела  к  парфянам  и  персам. Откажись  от  этих  людей, и  я  тебе  всё  прощу. Я  воевал  с  парфянами  и  знаю, кто  это  такие. Я  воевал  и  с  другими  врагами  и  знаю, кто  они  и  чего  хотят. Для  нас  самой  спокойной  и  надёжной  властью  является  власть  Рима. Это  наша  опора  и  наше  спокойное  будущее. Это  наш  союзник, наш  мир  и  процветание. Откажись  от  своих  мыслей  и  не  слушай  больше  предателей. 

        - Это  не  предатели. Твои  люди  пытками  добились  этих  лживых   признаний.

        - Если  бы  я  был  простым  человеком, то  ничего  бы  тебе  не  сделал, но  я  царь. Помимо  тебя  у  меня  есть  и  другие  дети  и  я  хочу, чтобы  они  жили. Прощай! 

        Разговор  их  был  коротким. Потом  Антипатра  увели  обратно  в  подземелье, а  через  час  Ирод  приказал  повесить  его, что  было  сразу  исполнено. Это  был  его  третий  сын, которого  он  приказал  казнить. В  то  время, когда  его  сына  убивали  в  подземелье  дворца, Ирод  уже  диктовал  изменения  в  своё  завещание:

        - Сыну  моему  Ироду  Архелаю  оставляю  Идумею  и  Самарею. Сыну  моему  Ироду  Антипе  оставляю  Галилею, Перию. Сыну  моему  Ироду  Филиппу  оставляю  Итурею, Трахонитскую  область  и  Аверан. Иудею  с  Иерусалимом  пусть  честно  поделят  сами.

        Не  без  удовольствия  Ирод  произнёс  последние  слова. Делёж  Иудеи  с  Иерусалимом  вызовет  между  недружными  братьями  вражду  и  на  это  он  рассчитывал.

        К  вечеру  того  же  дня  во  дворец  приехала  родная  сестра  Ирода  Соломия. Царь  попросил  оставить  их  наедине  и  взял  с  сестры  клятву, что  она  поможет  Архелаю  в  исполнении  его  тайного  завещания.

        За  три  дня  до  смерти  царь  Ирод  перестал  приходить  в  себя. В  бреду, он  называл  чьи-то  имена, но  никто  из  присутствующих  уже  не  мог  разобрать  его  слов. Некоторые  из  близкого  окружения  Ирода  потом  рассказывали, что  перед  смертью  он  звал  свою  любимую  супругу  Мариамну  ( Мариамну I ), которую  давно  задушили  по  его  приказу.

        Смерть  царя  Ирода, которую  уже  давно  ждали, была  праздником, как  он  сам  и  предвидел. Вести  об  этом  вскоре  дошли  до  Рима, где  послы  Ирода  теперь  могли  свободно  пожаловаться  императору  Августу :

        - Оставшиеся  в  живых   при  нём  были  несчастнее  даже  замученных. Лучше  ужасный  конец, чем  ужас  без  конца.

        Потом  они  рассказали  Августу  о  многочисленных  зверствах  Ирода  и  конечно  не  забыли  сообщить   о  недавнем  избиении  младенцев  в  Вифлееме:

        - Они  всех  убили, кому  от  двух  лет  и  младше. Говорят, что  среди  убитых  был  и  незаконнорожденный  сын  самого  Ирода.

        Август  выслушал  послов  с  неподдельным  интересом, а  потом  произнёс : 

        - Лучше  быть  Иродовой  свиньёй, чем  его  сыном.     

        Действительно, свинину  иудей  Ирод  не  ел  и  Август  это  знал. 

        - Но  кровь  этих  младенцев  всего  лишь  маленькая  струйка  в  огромном  потоке  крови, что  пролил  он  за  всю  свою  жизнь.

        - А  как  другие  его  дети? Я  слышал, что  за  измену  он  казнил  двух  своих  сыновей? – спросил  император.

        - Уже  не  двух, а  трёх. Перед  смертью  он  повесил  Антипатра.

        - А  остальные, что  за  люди? – рассматривая  представление  Ирода  на  своих  сыновей, поинтересовался  Август.

        - Они  и  сами  настрадались  от  него. Архелай  моложе  всех. Его  Ирод тоже  хотел  казнить, но  передумал. Антипа – человек  весёлый, любит  всякие  увеселения  и  развлечения. Они  с  Филиппом  от  отца  старались  держаться  подальше. Филипп  замкнут  по  натуре, молчалив  и  непонятен, но  мы  его  редко  видели.

        - Хорошо! Я  подумаю. Пока  на  царствие, согласно  завещанию  покойного  царя, я  их  никого  утверждать  не  стану, а  в  наследство  пусть  вступают. Приемником  Ирода  назначаю  Архелая, но  не  царём, а  этнархом, то - есть  правителем  народа. Утверждаю  ему  Идумею, Самарею  и…, и  Иудею  с  Иерусалимом.  Антипе  и  Филиппу  быть  тетрархами  над  областями, прописанными  им  Иродом.  Я  кончил. – сказал  Август  завершая  разговор.

        Иудейские  послы  с  поклонами  удалились. В  душе  они  были  очень  рады  такому  решению  императора. Идумляне  более  не  являются  царями  над  Израилем. Теперь  все  они, потомки  Ирода  Идумлянина  стали   простыми  четверовластниками (губернаторами).

        В  это  же  время  ещё  не  утверждённый  императором  Августом  и  не  вступивший  в  наследство  царевич  Ирод  Архелай  получал  множественные  поздравления. Он  видел  радость  своих  слуг, и  каждый  день  с  утра  до  вечера  наблюдал  всеобщий  праздник, вызванный  смертью  его  отца. Тоже  самое  наблюдали  и  двое  других  его  братьев.  В  стране  творилось  безвластие. Старый  царь  умер, а  новых  царей  ещё  не  было.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить