Христос воскрес! Воистину воскрес!

 

                                        Г  Л  А  В  А      В  Т  О  Р  А  Я.    

                                                                       

                                                                     « Из  Египта  воззвал  я  Сына  Моего».  

                                                                                                          Пророк  Осия.

                                                                                                                                                                                                                                                                

        Два  года  года  подряд, проживая  в  Матарее, Мария   просыпалась  до  восхода  солнца. Точнее  сказать, её  будили  соседи, которые  с  завидной  регулярностью, каждое  утро  встречали  новый  день  одним  и  тем  же  ритуалом. Под  утро  на  улице, где  семья  Марии  снимала  маленькую  комнатушку,  и  которая  своим  свободным  концом  смотрела  на  восток  в  пустыню, собирался  чернокожий  народ. В  одном  и  том  же  месте  они  постоянно  разжигали  большой  костёр  и   ближе  к  рассвету  толпа, состоящая  только  из  мужчин, юношей  и  мальчиков, пританцовывая, начинала  двигаться  у   огня. Сначала  они  делали  это  медленно  и  сонно, но  потом  темп  ускорялся. Чёрные  женщины  и  их  дочери  при  этом  составляли  внешний  круг. Им  было  запрещено  подходить  к  священному  костру. Таков  был  закон. Ближе  к  рассвету  все  они  начинали  петь  на  неизвестном  Марии  языке: « Ео - мгбамба, ео - ро, ео, ео  ро. Ео – мгбамба,ео – ро, ео, ео  ро». Эти  слова  они  могли  повторять  до  бесконечности, но  разодетый  в  перья  шаман  с  маской  на  лице  останавливал  их  резким  жестом  и, указывая  на  первый  луч  солнца, выкрикивал: « Ыса!» С  этого  момента  для  всех  них  начинался  новый  день. Ритуал  заканчивался, и  женщины  подходили  к  угасавшему  костру. Теперь  они  имели  право  к  нему  подойти  и  набрать  для  своего  домашнего  очага  угольки. Эти  угольки  уже  считались  благословлёнными, и  огонь  от  них  должен  был  принести  в  их  дома  удачу. Были  у  них  и  другие  ритуалы, но  Мария  не  вдавалась  в  подробности  чуждой  иудеям  религии. Этот  народ  называл  себя  хамаями  и  родина  их  находилась  где-то  южнее  Эфиопии. Хамаи  гордились  тем, что  ранее  никто  и  никогда  не  сумел  их  завоевать  и  что  ни  один  хамай  никогда  не  был  ничьим  рабом. Маленький  народ   за  это  благодарил  своих  богов  и  сильную  любовь  к  своим  обычаям  и  к  своей  вере, которая  сплачивала  их  вместе, как  единое  целое  во  время  всех  войн. Хамаи  считали  себя  старше  египтян  и   рассказывали, что  в  их  краях  стоят  такие  же  пирамиды, как  и  в  Египте, но  они  ещё  более  древние. Сейчас  часть  хамаев  проживала  в  Египте. Их  небольшой  народ  был  всё  же  побеждён  и  изгнан  со  своей  земли. Остаткам  хамаев  пришлось  покинуть  родные  места, и  большая   их  часть   переселилась  сюда, в  Египет, где  они  добывали  себе  пропитание  тяжёлым  трудом  по  найму. Тем  же  самым  занимались  и  немногочисленные  еврейские  семьи, которые  жили  вперемежку  с  разными  другими  народами  в  городах  и  посёлках  по  всему  египетскому  государству. Помимо  хамаев  и  евреев   в  Египте  проживали  греки, арабы, персы, берберы, сирийцы, нубийцы, финикийцы, эфиопы, алжирцы, фуры, афары, беджи, канури  и  многие - многие  другие  племена, так  что  коренное  население  этого  древнего  государства  копты  уже  давно  не  были  большинством. Изо  всех  этих  наций  складывался  новый  народ, который, как  и  каждый  народ, вообще, был  явлением  быстротекущим  и  не  желающим  застывать  на  месте, как  болото, а  желающим  снова  перерождаться  во  времени  в  другие  народы.

        Евреи  считали, что  хамаи  являются  прямыми  потомками  Хама  и  что  сама  жизнь  гонит  их  жить  ближе  к  Израилю. Самим  хамаям  об  этом  никто  не  говорил, боялись, что  они  обидятся. Хамаи  продолжали  поклоняться  огню, солнцу  и  исповедовать  некоего  своего  бога  Ысу, о  котором  никому  не  рассказывали  и  в  тайны  своей  религии  никого  из  посторонних  не  посвящали.

        Мария  не  общалась  с  ними  и  даже  не  думала  делать  этого, но  стоило  всей  её  маленькой  семье  приехать  сюда, в  городок  Матарею, который  находился  рядом  со  столицей  Египта ( ныне  пригород  Каира), то  через  день  к  ней  с  визитом  явились  две  пожилые  чернокожие  женщины, которые  сказали:

        - Рядом  с  вашим  домом  был  источник  с  вонючей  протухшей  водой. В  тот  день, когда  вы  появились  здесь, вода  в  источнике  стала  чистой  и  хорошей. Хамаи  стали   называть  вас  святым  семейством  и  если  вам  будет  нужна  помощь, то  мы  поможем.

        Потом  они  поглядели  на  младенца  и, узнав, что  того  зовут  Иисус, очень  удивились, потому  что  сокращённо  это  имя  было  похоже  на  имя  их  верховного  божества. Вскоре, в  знак  своего  уважения, хамаи  посадили  рядом  с  домом  Марии  саженец  сикаморы  и  кусты  роз. 

        Мария  с  младенцем, мужем  Иосифом  и  его  младшим  сыном  Иаковом, который  был  младше  Марии  всего  на  три  года,  проживали  теперь  в  Матарее. Иаков, которому  в  то  время  было  шестнадцать  лет,  присоединился  к  ним  ещё  в  Вифлееме, почти  перед  самым  их  отъездом  в  Египет. Личного  участия  в  переписи, дети  Иосифа  не  принимали. Это  было  совсем  не  обязательно  при  наличии  на  ней  самого  главы  семейства, который  обязан  был  предъявить  переписчикам  список  всех  своих  потомков, утверждённый  и  подписанный  городскими  властями  Назарета  и  не  более.                                                                                                                    

        В  то  время  Иосиф  имел  мечту  остаться  и  обосноваться  в  городе  царя  Давида, на  родине  предков, навсегда. Своих  четверых  сыновей  и  двух  дочерей  от  первого  брака  он  вырастил. Те  уже  давно  не  нуждались  в  нём, кроме  Иакова  и  вели  своё  хозяйство  сами, воспитывали  детей  и  даже  внуков, как  его  старший  сын  и  старшая  дочь. В  их  доме  в  Назарете  оставался  хозяйничать  один  из  сыновей  Иосифа  Иуда, и  за  дом  можно  было  не  беспокоиться. Мария  тоже  хотела  остаться  в  Вифлееме. Она  тоже  происходила  из  колена  Иудина  и, во-вторых, рядом  находился  Иерусалим, где  она  могла  часто  посещать  богослужения  и  где  с  трёхлетнего  возраста   воспитывалась  при   Иерусалимском  храме.

        Однако, остаться  в  Вифлееме, где  они  два  месяца  снимали  комнату, не  пришлось. Вокруг  них  бродили  тревожные  слухи  о  том, что  некие  люди  ищут  какого-то  младенца  царского  рода, чтобы  убить  его. Один  раз  к  ним  зашли  два  подозрительных  человека. Они  очень  интересовались  новорождённым, но  вскоре  ушли. Иосифа  тогда  дома  не  было. Потом  приехал  из  Назарета  младший  сын  Иосифа  Иаков  с  подобными  историями  и  той  же  ночью  Иосифу  приснился  Ангел  Божий, который   приказал ему, что  семейство  должно  бежать  в  Египет. Второй  раз  в  жизни  видел  старый  Иосиф  во  сне  ангела.   Первый  раз  он  увидел  его  недавно, менее  года  назад. Ангел  в  том  сне  сказал  Иосифу, чтобы  он  не  обижал  жены  своей  Марии, что  она  родит  сына  от  Святого  Духа  и  что  Иосиф  должен  будет  назвать  сына  Иисусом. Иосиф  во  сне  в  серьёз  начал  доказывать  ангелу, что  он  не  является  мужем  Марии, что  он  просто  обручён  с  нею, что  он  её  дальний  родственник  и  в  постель  с  Марией  никогда  не  ложился  и  не  ляжет, но  сон  закончился. Иосиф  обычно  быстро  забывал  сны, но  этот   запомнился   ему  хорошо  и  надолго. Проснувшись, он  даже  посмеялся  над  своей  наивностью, с  которой  он  пытался  что-то  объяснить  тому  ангелу. Вскоре  оказалось, что  Мария  беременна. Иосиф  долго  не  мог  и  не  хотел  этого  понимать. Он  допытывался  у  Марии, но  та  всё  отрицала. Иосиф  хорошо  знал  её  и  готов  был  верить  ей – воспитаннице  Иерусалимского  храма, которая  четыре  года  прожила  в  его  доме, не  выходя  за  его  пределы, занимаясь  хозяйством, и  всё  своё  свободное  время, посвящая  чтению  священных  книг. Мало  того, Мария  имела  манеры  не  как  у  девушек  из  простых  семейств. В  ней  жила  самая  настоящая  царственность  в  самом  её  высоком  понимании, но  при  этом  совсем  не  было  высокомерия. Все  четыре  года  своего  пребывания  в  доме  Иосифа, она  была  молчаливой, постоянно  находясь  в  молитвах  и  строго  соблюдая  посты. Носила  Мария  только  длинные  чёрные  одежды  и  лишь  по  праздникам  надевала  под  свой  большой  чёрный  плат  простой  беленький  платочек. Какие  одежды  Мария  носила  ближе  к  телу, он  не  знал, потому  что  никогда  не  видел  их. Иосиф  прекрасно  понимал, что  такая  тихая  и  скромная  праведница  с   её  царственной  походкой  и  таким  же  царственным  поведением  не  могла  иметь  связей  на  стороне. К  тому  же, он  знал, что  Мария  давала  Богу  обет  безбрачия. Однако, беременность-то  была  настоящей. Старый  Иосиф  смотрел  на  бледное  худенькое  лицо  Марии, на  её  высокую  узкую  фигурку, одетую  во  всё  чёрное  и  никак  не  понимал  этого. Не  сходилось, а  снам  он  не  верил.

        Тем  не  менее, Мария  родила, находясь  даже  в  девственном  состоянии, что  было  ещё  более  непонятно  и  совсем  уж  чудно. Получалось, что  она  была  честна, и  его  сон  тоже  был  правдой, поэтому  второму  подобному  явлению  Ангела  Божия  во  сне, Иосиф  всё  же  поверил.

        Заработав  в  Вифлееме  немного  денег  и  сложив  их  вместе  со  своими  прежними  небольшими  накоплениями, Иосиф  купил  молодого  осла, провизию  и  под  утро, пока  жители  Вифлеема  ещё  спали, он  с  семьёй  покинул  город. Мария, держа  младенца  на  руках, ехала  на  осле, а  Иосиф  с  сыном  Иаковом  шли  впереди.

        Старый  плотник  Иосиф  ранее  уже  бывал  в  Египте. Он  ходил  туда  в  юном  возрасте  на  заработки  с  бригадой  плотников, когда  ещё  не  был  женат. И  вот  теперь, под  старость  лет, вместо  того, чтобы  тихо  и  мирно  сидеть  у  своего  домашнего  очага  в  уюте  и  радоваться  долгожданному покою, он  снова  был  вынужден  шагать  в  ту  же  сторону  на  встречу  неизвестности, чтобы  там, в  чужой  стране  и  в  чужих  людях, работать, как  каторжный  и  своим  трудом  стараться  прокормить  свою  семью. Но  Иосиф  не  роптал  на  Бога. Он  знал  Писание  и  помнил, что  сказал  сам  Господь  Бог  Адаму  и  Еве, закрывая  за  ними  врата  Рая. Бог  не  говорил  им, чтобы  те  отдыхали  на  земле  и  не  говорил  ничего  про  старость. Получалось, что  любой  человек  должен  был  работать  постоянно, чтобы  в  поте  лица  своего  добывать  хлеб  свой  и  делать  это  он  должен  был  всю  свою  жизнь.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить