Венета (не совсем альтернативная история)

           Было это давно. У охотника, что жил в селении у реки, был сын, и знал сын хорошо все ремёсла, и ремесло отца своего тоже знал хорошо, но скучно было ему. Посмотрит куда-нибудь он и со вздохом скажет: «Маята!» Так и прозвали его Маята.

          Пошёл Маята на берег реки, залез на дуб старый одинокий, осмотрел сверху селение с окрестностями, вздохнул и сказал: «Инда маята кругом. Ничего здесь не происходит. Ну, почто так?!»

          И тут налетел сильный ветер и сломался дуб в своём основании и упал в реку и поплыл по течению. Выбрался Маята на берег, и пошёл домой, а вскоре пришли в дом отца его старые люди и сказали: «Согласно закона нашего и знамения, твоему сыну больше не жить здесь. Если не покинет он нас в скором времени, то горе ему будет, и не мы в том горе будем виной, но те, кто выше нас. Воспротивился сын твой желанию сил поднебесных и не уплыл на старом дубе, поэтому пусть сядет он в лодку и плывёт по течению реки без вёсел и не выходит из неё пока лодка сама к берегу не пристанет, а силы, что сверху, приведут его туда, где должно жить ему».

          Снарядил охотник сына Маяту в путь, посадил его в лодку, и поплыла лодка по течению, а вёсел Маяте не дал. Три дня и три ночи плыла лодка,  и увидел Маята, что впереди река впадает в море. Испугался Маята, что унесёт его в открытое море и заплакал, и только он заплакал, как наперерез его лодке поплыла другая лодка, а в ней три молодых человека. Поймали они лодку Маяты и подвели её к берегу. Вышел Маята на берег и покланялся своим спасителям в пояс, как учили его дома, и стал Маята другом тем трём молодым людям. Старшего из них звали Дрёма, среднего Вышата, а младшего Малята . Были они единоплеменниками Маяты, потому что говорили они на одном языке одинаковыми СЛОВАМИ и слова те были не просто обозначениями разных названий, а разумом народным, и поэтому называли они себя  СЛОВЕНАМИ (СЛАВЯНАМИ).  

          Узнал Маята, что молодые люди тоже недавно прибыли сюда и пытаются построить жилище себе и помог им Маята своими знаниями и умением и построили они дом, а потом второй дом, а потом третий и четвёртый, и у каждого из них стало по дому. Между новым поселением и морем находилось небольшое болотце, и потому назвали молодые люди своё поселение  Болотицей.

          Два года прожили в Болотице четверо друзей. За это время в поселение пришло много новых людей, и построили они там свои дома и стали жить. Были эти НАХОДНИКИ из нескольких народов и имели разные языки, и им удобнее было произносить не Болотица, а Балтица или БАЛТИКА, а море то стало называться БАЛТИЙСКИМ, хотя носило ещё и другие разные названия.

          На третий год снова на Маяту напала скука, и сказал он: «Ничего тут больше не происходит. Почему так?» Поговорил Маята со своими друзьями, и решили они искать новое место. Отдали они свои дома новым находникам, а сами сели в лодку и на вёслах пошли вдоль берега моря.

          С утра до позднего вечера они не выходили из лодки, а вечером устали грести и высадились на берег. Разожгли они костёр под звёздным небом и вдруг услышали нарастающий свист, переходящий в рёв и рёв тот шёл с неба. Страшен был тот рёв. Посмотрели они вверх и увидели сноп огня в тёмном небе, что падал на них. Разбежались друзья в разные стороны, но вскоре услышали удар о землю, и увидели, что пыль поднялась над одним местом, и наступила тишина. Подошли они к упавшему с неба предмету и увидели, что тот был размером с бычью голову и цвет его был лиловым, и был он горячим, как раскалённый метал и похож был на прочное седалище.   

          Всю ночь Маята, Дрёма, Вышата и Малята думали и решили, что упавший с неба предмет был звездой и что такое событие является знамением для них и что на этом месте им должно основать великий город.

          На следующий день они отправились обратно в Болотицу и рассказали там всё о случившемся. Жителей Болотицы  согласились и, севши в лодки,  прибыли на новое место. На новом месте Маята построил кузницу и по согласию со всеми хотел выковать из упавшей звезды несколько мечей острых и топоров прочных и других вещей нужных, но не поддавался звёздный металл обработке. Только искры летели в разные стороны. (Искра по-древнеславянски это КРЕС, поэтому из этого слова произошли такие слова, как КРЕСАЛО, ИСКРИТЬСЯ, КРАСА, ВОСКРЕСЕНИЕ).    

          Пришёл из леса старик древний с бородой седой до земли и вещать начал всем, что не гоже простому человеку сидеть на звезде своей пятой точкою, даже если её боги с небес сбросили, и что надо ей отдавать должные почести, как к герою павшему и как к живому существу одновременно. Старик тот первым был, кто вещал рядом со звездой упавшею в присутствии народа всего и с тех пор такие собрания стали называться ВЕЩЕ (ВЕЧЕ).

          Согласились люди с ним, что на том седалище из металла звёздного  должен сидеть только царь и просили каждого из четырёх друзей править ими и править новым городом, но каждый из четырёх друзей отвечал так: «Не заслуживаем мы этого, и не по совести будет, если один из нас будет царём над друзьями своими и над всеми вами. Пусть власть достанется тому человеку, который достойнее всех нас и который ещё возможно не родился на белый свет». И оставалось то седалище не занятым долгие-долгие годы, а люди кланялись незанятому седалищу, зная, что когда-нибудь на нём будет сидеть царь из царей и потому собирались около него и при незанятом седалище решали все дела свои спорные и отдавали ему почести должные.

          Не знали люди, как назвать то седалище, но произошла история, и название появилось само собой. Проживал в том городе дерзкий, ленивый, негодный муж и были у него друзья, которые побаивались его и все они вели праздный образ жизни. (От слова ПРАЗДНИК потом произойдёт слово ПАРАЗИТ). Плохими они были людьми, ели и пили в осуждение всех. Один раз дерзкий муж захотел поглумиться над всеми горожанами и сказал: «Я буду править вами всеми, и я буду сидеть на площади во главе  всех вас и обещаю вам, что весело вы тогда станете жить. Пойду и сяду сейчас на седалище, которое никем не занято, а вы все кланяйтесь мне в предвкушении лучшей жизни». Друзья его обрадовались, а горожане встали стеной между ним и тем седалищем и сказали: «Не тронь! Не тронь!» Дерзкий муж и друзья его заупрямились, и сказал тот муж несколько раз: «Трону, трону» и стал драться и убил человека. Люди связали его и друзей его, и учинили над ними суд. Решили они казнить наглеца и убийцу, и посадили его на ледяное сиденье на лёд залива, а его бывшим друзьям в назидание  приказали поливать его на морозе водой из проруби до смерти и некоторые из друзей его поливали бывшего друга  своего водой из проруби с большой охотой и старанием. Сильно перед смертью мёрз дерзкий муж и с тех пор стали вспоминать его под именем МЕРЗАВЕЦ, а друзей его, что подливали воду, назвали ПОДЛЕЦАМИ, а сидение из звёздного металла назвали ТРОНОМ. Озорные дети тоже иногда пытались сесть на трон и решили люди на совете своём, что поставят к трону охрану, чтобы отгоняли (рыкали) назойливых шутников  и назвали люди тех охранников РЫКАРЯМИ (РЫЦАРЯМИ).  

          Три года прошло с тех пор, как был основан новый город, и было это в 5027 году от сотворения мира. Находники прибывали с разных сторон, но в основном с берегов озера Небо (сейчас Ладога), потому что озеро Небо каждый год увеличивалось в размерах и затапливало всё новые и новые земли. Приезжали на постоянное поселение и словене с Ильмень-озера. Обживались в новом городе и не только словене, но и чуди с западных берегов Чудского озера, которые сами себя именовали айсти (эстонцы), ятвяги, жмуди (жемайти), водьи, либи, голинды, сели, лати, семби и курши. Все они были народами трудолюбивыми, мирными и отважными.

          Граждане города несколько раз пытались дать своему городу название и несколько раз собирались вокруг трона пустого по этому поводу, кланялись ему, но ни одно из придуманных ими названий не приживалось. Но помог случай. Пошёл один мужик в жару купаться, а был тот мужик богатырём по природе своей и роста был выше всех в городе и шею имел бычью. Снял он с себя рубаху верхнюю, вошёл в воду и поплыл и вдруг чувствует, что лёгкий оберег, который с детства висел на шее его, тяжёл для него и на дно тянет его. Сбросил он с себя оберег, и сразу ему плыть стало легче. Потом вышел он на берег и рассказал об этом. Люди послушали его и кто-то пошутил: «Выя не та» (выя – в старину так называли шею) и все рассмеялись, и пошла та история по белу свету, и смешила всех, и вскоре новый город получил в соседних поселениях название «Выя не та». Люди в лесах переспрашивали друг друга: «Это там, где Выя не та?» или «Ты собрался туда, где Выя не та?». А со временем «выя не та» слились в одно слово,  упростилось и стало звучать, как ВЫНЕТА (или ВИНЕТА, ВЕНЕТА), а жителей ВЫНЕТЫ прозвали ВЫНЕТАМИ (или венетами, или венедами, или вентами).  

           О пантеоне богов древних славян того периода почти ничего не известно. Скорее всего, что в те времена славянские боги только «зрели из мрака», как пишет летописец, а то, что сейчас выдают за них, является более поздним творением раннего средневековья или даже вообще современным новоделом.  К тому же, у разных славянских племён и боги порой были разные. Однако, учёные-лингвисты могут дать некоторое представление о понимании древними славянами не самих богов, а их представления о них по таким словам, как ВЕЩЬ, ВЕЩАТЬ, ВЕЧНОСТЬ. Получается, что боги и вещи у древних славян  - это в каком-то смысле синонимы. Славяне считали своих богов вечными духами с одной стороны, но и вещами с другой, а вещи или явления считались у них путём самораскрытия богов людям. Первый славянский бог по имени Мир сотворил всё, что мы видим и не видим, и  существует независимо от нашего восприятия. Потом он передал бразды правления в руки своего сына Погоды. Бог Погода для удобства управления миром решил создать КОЛЕСО ВРЕМЕНИ (КРУГОВОРОТ), и когда его сделал, то увидел рядом с собой куст смородины. Потянул Погода руку свою к сочным ягодам и выронил случайно КОЛЕСО ВРЕМЕНИ. Упало о камень колесо времени, и появилась на нём большая трещина, которая разделила всё колесо на четыре неравные части – Явь (явный мир), Славь (рай для павших воинов и для героев), Правь (рай для мирян), Навь (ад). Эту трещину на колесе времени назвали рекой смерти Смородиной. Сын Погоды бог Род сотворил на земле первых славян и так далее. Древние  славяне верили в перерождение душ через одно-два-три поколения посредством колеса времени. Все ранее умершие возрождались в своих потомках. В навь тоже попадали не на постоянно, а тоже временно, и по молитвам и жертвоприношениям живущих в яви детей и внуков, рождались снова людьми в своём же роду. Древние славяне верили, что только изменники никогда больше не возвращались в мир живых (явь) в человеческом облике, а рождались в следующей жизни домашними животными (скотами). 

           Понятия конца света у древних славян не существовало из-за постоянного вращения колеса времени. Не было у них и таких понятий, как ВЕЧНОЕ блаженство в раю или ВЕЧНЫЕ муки в аду. Никто не ждал  пришествия на землю Спасителя, который освободит мир от греха, победив армию сил зла в долине Армагеддон, а вместо Царствия Небесного они верили в предстоящее наступление Золотого века на земле.  

          К тому древнему периоду времени относится появление таких известных слов, как БЕДНЫЙ и БОГАТЫЙ, и оба они тесно связаны с религиозными  верованиями древних славян. Считалось, что если человек нравится богам и они ему помогают, то это БОГАТЫЙ человек, а если боги человека не любят и насылают на него разные беды, то это БЕДНЫЙ человек. Понятно, что с божьей помощью легче «пробиться в люди», построить себе большой  дом, приобрести много разного имущества, жениться на красивой  женщине,  вырастить много хороших детей и так далее, в отличие от тех, кто с богами не дружит и кто богам не нравится. Стоит сказать, что в те времена бедных людей в современном понимании этого слова называли по-другому. Их называли СМИРЕННЫМИ, а самых бедных – НИЩИМИ. «С  мира по нитке….», то-есть люди, которым добровольно помогало общество (мир) назывались СМИРЕННЫМИ  (жили с мира). А люди, которые считались самыми низами общества, назывались НИЩИМИ – низ, нищ, нищий.  

          Жил в то время один человек, который часто ссорился с людьми и которого поэтому иногда люди били. В связи с этим он порой  ходил в рваной одежде, то-есть, в одежде  с дырами и дырками. Слова ДЫРКА, ДРЯЗГА, ДРАКА, ДУРАК – это родственные слова. Стоит сказать, что бедных, смиренных и нищих дураками не называли. Дурак не считался глупым человеком, но с тех пор известно, что с дураками лучше не связываться.

          Слово ГЛУПЫЙ произошло от более древнего слова СЛУХ. Глупыми первоначально называли людей глухих или тех, кто претворялся ими, чтобы  не слышать правду или жалоб окружающих.

          Пожалуй, что у нас сейчас нет большего артефакта, чем наш родной язык. Именно он из сумрака времён может нам рассказать о наших предках больше, чем все вместе взятые редкие археологические находки, которые, как правило, относятся к более поздним эпохам, чем возникновение самого языка. Звуки в древнеславянском языке имели свои значения. Если взять для примера звук «у», то он выражал временную составляющую (УМ, ПУТЬ, Дух  и так далее). Понятно, что путь – это дорога и чем-то очень быстрым быть не может. Понятно, что нельзя принимать решения мгновенно и поэтому надо сначала подумать, а для этого нужен отрезок времени. Дух, духи – они изначально вечные, что тоже соответствует времени.

          Стоит сказать, что очень многие наши современные слова могут пролить свет на душу наших предков. Возьмём для примера даже такой негатив, как слово ПЬЯНИЦА. Это тоже очень древнее славянское слово, которое происходит от осознания человеком своего неправедного образа жизни по причине частого и чрезмерного употребления хмельных напитков. Это слово было показателем начала исправления души и осознания своей беды самим пьющим человеком. Окончание -ца происходит от окончания – ся (себя), что говорит о том, что пьющий  человек  каялся окружающим в своём грехе. Отсюда следует, что у древних славян никто никого пить не заставлял, а пили сами по своему желанию. Однако, были и другие любители хмельных напитков, которых вполне устраивало их положение и которые плохо воспринимали укоризненные слова в свой адрес. Таких людей называли бражниками. К пьяницам (кающимся бражникам) народ  относился сочувственно.   

          Слово ТРЕЗВОСТЬ. Это слово говорит само за себя своим корнем РЕЗВОСТЬ (ТЫ – РЕЗВЫЙ = ТРЕЗВЫЙ). Пьяница часто плохо стоит на ногах и нечленораздельно говорит, то-есть резвым его назвать никак нельзя.

          Древние славяне воспринимали своих человекоподобных богов, как неких строгих начальников. Они были чужды мысли, что боги могут пронизывать собой всё и в том числе человека. Человек был отдельно от богов. Творение добрых дел в религии древних славян считалось выгодным занятием. Считалось, что боги награждали людей хороших и добрых, а жадных и злых наказывали. Грехом в то время у славян называлось беззаконие и ослушание богов, которые являли свою волю посредством знамений, а также через волхвов (оракулов). Но в основном, между славянскими богами и людьми зияла пустота, в которой гремели громы и сверкали молнии, и в которой нашли себе место многочисленные суеверия, что составляли  90% всей древнеславянской религии.  

          Ангелов-хранителей у каждого отдельного человека у древних славян  не было, но были некие хранители мест и местностей - лесов, гор, рек, озёр, болот и даже частных домов (лешии, водяные, домовые и так далее). Высушенные заговорённые травки с обязательной щепотью родной земли  зашивались в кожаный мешочек и вешались на шею каждому человеку. Это был ОБЕРЕГ. В случае потери его, любой чужой оберег брать было нельзя. В лучшем случае это могло ничего не принести новому владельцу, а в худшем - горе и смерть, потому что в чужом обереге была часть духа другой местности. ( Позднее отсюда пошло суеверие, что нельзя надевать на себя чужой нательный крестик). Находясь в дальних странах, славяне никогда не снимали обереги в надежде на помощь родной земли.   

          Прошло лет тридцать - сорок. Венета росла, и население её росло. Для общих собраний и для охраны незанятого трона построено было большое строение из брёвен с основанием на огромных валунах  каменных. Здания хранило (хоронило) от плохих людей трон, и потому назвали здание хоромой, а потом и все другие большие здания в городе стали называться хоромами (ныне ХРАМами). Граждане Венеты часто посещали другие земли по рекам и по морю, потому что не имели они сухопутных дорог и не хотели и не нуждались в них. Вместо дорог они использовали русла многочисленных рек и речек, но порой приходилось им перетаскивать свои лодки волоком посуху. Тех, кто ходил по руслам рек, прозвали РУСАМИ, а тех, кто ходил по морю прозвали ПОМОРЯНАМИ.

          Решили поморяне и русы для удобства передвижения соединить море Балтийское с озером Небо (Ладожское озеро), которое само собой росло постоянно, чтобы прямо с моря доходить на ладьях до берегов Небо (Нево) и обратно. Спросили они у знающих людей и те ответили им, что можно так сделать, потому что болот, речек и оврагов между морем и озером много и что только в одном месте нужно прокопать немного, как вода сама сделает своё дело и сама пророет новое русло. Так они и сделали, и вскоре появилась новая река, которую назвали Невой по имени озера и по которой стали ходить ладьи венедов и гостей заморских. (Согласно последним исследованиям, река Нева появилась совсем недавно, не более 2500 лет назад). Озеро Небо тоже вскоре изменило своё название. Теперь много на его берегах стояло ладей. Отсюда и название появилось новое  – ЛАДОГА. 

          Ещё много лет прошло, и появилась в Венете история, которая передавалась из поколения в поколение и учила людей многому. Говорят, что жил там человек по имени Ум, и была у того человека слепая жена-красавица по имени Душа, которую он очень любил. И были у них дети – Слабость и Прихоть, которым родители потакали во всём и которые росли непослушными и упрямыми. И были у того человека три верных слуги, которые всегда и везде находились вместе с ним. Один из них старался для Ума и любил его Ум и берёг его. Звали его Тело. От второго слуги Ум иногда хотел избавиться, потому что тот всегда правду  говорил, и советы давал неприятные, и злопамятствовал. Звали второго слугу Совесть. А третий слуга сомневался во всём и боялся всего. Звали его Страх. Ради жены своей Души и ради детей своих Слабости и Прихоти старался делать Ум всё, что только мог. Однажды шум в городе произошёл, и побежали туда дети его посмотреть из интереса, что случилось там? А за детьми своими и сам Ум побежал из дома своего, а вместе с ним и слуги его. Слуга Страх испугался за детей и за Душу, что осталась в доме одна. А слуга Совесть не доволен был потому, что хозяин Душу свою забыл ради Слабости и Прихоти. Испугалась Душа, когда осталась дома одна. Позвала она детей своих и мужа своего, но никто не ответил ей. Стала Душа слепая по дому метаться в неведении, и сбила она  случайно светильник масляный на пол, и заполыхал весь дом. Увидел Ум над  домом своим дым и побежал жену свою Душу  спасать. Вместе с ним побежали и слуги его, и другие люди разные, и спасли они всем миром Душу его из огня, а более всех спасателей отличился человек по имени Добро. С тех пор люди стали разделять в себе разум, душу, тело, совесть и страх и понимать, что ум и душа порой порождают желания человеческие (слабости и прихоти). Что совесть часто упрекает человека за помыслы нехорошие и дела ненужные, и что тело человека служи человеку пока оно живо, а страх предупреждает человека об опасности. А добрыми стали называть людей, которые чужую душу спасают.    

          Лет триста прошло с основания Венеты. Город был полон жизни, но оставался небольшим. Поставили венеды много новых городков и не только близь Венеты, но и за морем, в странах чужеземных. Дошли они до всех берегов южной Балтики и ходили там по рекам на ладьях своих  и городки там поставили между поселений герулов и тунгров , гутонов и ургундов (бургундов), марсаков и фризов, ругов и мовитов, цаксов (саксов) и бастарнов, кимров и магдов, а также ютов и англов, что проживали в Ютландии и ингевеонов, что прозывались потом фарниками( франками). Всеми теми народами правили конунги (кинги - короли) и по большей части были они людьми выборными. А кельты и тевтоны жили южнее их и мало чем от них отличались. Занимались все те народы и сами венеды, в том числе, охотой, рыболовством, ремеслом и земледелием. Граждане Венеты торговали с ними, а в качестве разменной монеты пользовались ЛОСКУТАМИ – беличьими шкурками, а также наконечниками стрел, которых называли копьями (позднее появилась монета копейка). Дюжина наконечников стрел приравнивалась к двум лоскутам. Обмен был выгоднее войн.

          Пошёл один молодой человек ловить неводом рыбу с лодки, да запутался в неводе. Связал его невод по рукам и ногам, а лодка сама собой поплыла по теченью, и туман вдруг появился сам собой. Река та была очень живой, с поворотами и изгибами, с порогами и заводями.  Плывёт молодой человек и видит, что в болотце, которое рядом с берегом, человек по пояс провалился и без посторонней помощи выбраться не может и помощи просит. Молодой человек говорит ему: «Помог бы я тебе, но тело у меня связано по рукам и ногам». А лодка дальше плывёт и туман не рассеивается. Смотрит молодой человек и видит, что на береге дева стоит красивая и смотрит на него. Понравилась она молодому человеку. Понял он, что влюбился в неё и понял, что понравился он ей. А потом увидел молодой человек, что чудовище уводит её. Крикнул он ей: «Женился бы я на тебе, но тело моё связано по рукам и ногам». А лодка дальше плывёт и туман не рассеивается. Видит молодой человек отца и мать свою, что умирают от голода и кричит им: «Не могу накормить вас, потому что тело моё связано по рукам и ногам». А лодка дальше плывёт и туман не рассеивается. Видит он, что чьи-то дети в реке тонут. «Помоги!» - кричат ему дети, а он отвечает: «Помог бы я вам, но тело у меня связано по рукам и ногам». А лодка дальше плывёт и туман не рассеивается. Видит он, что на берегу братьев его убивают враги. «Помоги!» - просят братья его, а он отвечает им: «Помог бы я вам, но тело моё связано по рукам и ногам». Долго он так плыл, а туман не рассеивался.  До самой старости плыл, пока лодка в берег носом не уткнулась, и тут вдруг  туман рассеялся. Осмотрелся он вокруг и вспомнил всё увиденное и пожалел о многом. А к той пристани и другие лодки подошли, и на них тоже люди связаны были. Один прибывший сказал, что был он воином великим и что враги связали его и пустили плыть по течению, и что плыл он вдоль берегов, где горы трупов валялись изувеченных, где города и поселения сожженными были, а сироты плакали. Другой сказал, что родился он в семье богатых родителей, и всю жизнь не знал он бедности, и что плыл он тоже по реке этой, но не видел он гор трупов, и городов сожженных, и сирот плачущих. А видел он на берегах людей весёлых празднующих, и что сначала их было много, потом становилось их всё меньше и меньше, и один он остался в конце пути. Другие люди тоже приставали к этому берегу и все они рассказывали о том, что видели, и не могли найти они все согласия между собою, но поняли, что связаны они все были узами суеты земной.

          Справка . Покойников у древних славян сжигали в лодках. Выкладывалась поленница дров высотой с человеческий рост и обкладывалась соломой. На неё ставили лодку с  покойником, которая должна была помочь тому переплыть реку смерти Смородина. После на месте пепелища собирали оставшиеся кости ( С тех пор КОСТЁР называется КОСТРОМ, от слова КОСТИ) и определяли их для хранения в ДОМОВИНУ – столб с крышей в выдолбленное место которого закладывались останки. И сейчас в наши дни на многих кладбищах встречаются могильные кресты с подобием коньковой крыши сверху. Эти подобия крыш на крестах к христианству не имеют никакого отношения. Они пришли к нам из древних языческих времён, когда покойников сжигали на закате дня, считая, что таким образом, он уйдёт в мир иной вслед за Солнцем, которое постоянно ночует в Загробном мире.

          Распространились венеды по странам, что к Западу и оставили о себе память в названиях по всей земле европейской: Берлин (Берлога), Кемниц (Каменная речка), Шверин (Зверин), Лаузиц (Лужица), Лейпциг (Липецк), Росток (место, где река растекается), Торгау (Торги), Цоссен (Сосны), Грац (Град), Вендланд (город вендов, что сейчас находится в Нижней Саксонии), Пренцлау (Преславль), Вена (Вендобона, что была в землях кельтов и в 5494году от сотворения мира (15 г до н.э.) была захвачена XX римским легионом «Гемина»), и ещё великое множество названий.

          В те времена в Центральной и Северной Европе жило примерно 300 разных народов, а города и городки там были редкостью. Государств и границ не было, и потому народы древней Европы перемещались и расселялись между собой. Порой они образовывали новые народы, а порой разделялись, уходя в разные стороны. Все они были людьми вольными и более всего любили свободу. Рим у них ассоциировался с богатством и рабством одновременно, а города со смертью. Европа в ту эпоху была территорией войны. Старые воины оседали в редких городках. Слова СТАРОСТЬ, СТАРИК произошло от глагола ТЕРЕТЬ – ПОТЁРТЫЙ, СТЁРТЫЙ (стёртое кресало, стёртый кремень, потёртая вещь). В городах старые воины нанимались СТРАЖАМИ (сторожами) и охраняли город от врагов, гуляя по ГУЛЬБИЩУ крепостной стены.

          Каждый такой городок был окружён земляным валом высотою около 5 метров. Крепостных башен на том валу не было, но была смотровая вышка в центре города. На этой вышке находился колокол или что-то звонкое типа него. В случае появления в окрестностях той стороны вражеского войска,  начинали бить в колокол, созывая РАТЬ. Отсюда у таких башен появилось название РАТУША. Древнеславянская легенда гласит, что в одном из таких городков на ратуше был колокол, который сам, без участия человека,  заранее начинал бить тревогу о появлении врагов и всегда оказывался прав. Эту историю положил в основу своей сказки великий русский поэт А.С.Пушкин – «Сказка о золотом петушке».     

          Многие из представителей коренных семейств Венеты не только  основывали в чужих землях свои городки, но и оставались там, а в Венету шли всё новые и новые находники, и оставались они жить в Венете. Так рассеивался язык венетов по миру и стал он связующим языком между разными народами. В последствие, этот язык был насильственно уничтожен на территории современной Германии, Дании и Нидерландов, где во времена Венеты проживали полабские славяне, а народ тот был онемечен.

          Много мест посетили венеды. И до самой Скифии дошли и до реки Истар (ныне Дунай) , где раньше жили предки их, и до Фракии, и до Сарматских гор (ныне Карпаты) и до Каменя (Уральских гор) по северу. Дошли они и до ромеев (Италии) и просили у местных властей себе места для поселения, хотя было у них уже поселение на противоположном берегу Адриатики в заливе, который сейчас называется Триестским. Местные власти отказали им в хороших землях, а для временного проживания дали им место, где более 100 маленьких островков находятся. Построили там венеты одну избу гостевую и покинули  те островки, а перед своим отъездом наняли они мальчика из местных рыбаков. Заплатили они ему, и тот стал смотреть за избой и ждать венетов обратно. Так и прождал он всю жизнь, а те островки с тех пор стали зваться венетскими (Спустя несколько столетий, в 421 году нашей эры на этих островах был основан город Венеция). Не смогли венеты снова появится на тех островках и не по своей вине, а потому что в 5328 году от сотворения мира (181 г. до н.э) римляне напали на поселение венетов в Триестском заливе и выгнали оттуда венетов, а их городок переименовали в Аквилею.

          Селились венеты от Эльбы до Одера и потому получили местные племена наименование славянские – селины (селинги) и лужане. Селились венеты между Одером и Вислой и в низовьях Вислы среди ругов и мовитов и стали многие мовиты и руги со временем тоже называть себя ВЕНДАМИ и отсюда пошло им название ВЕНДАЛЫ (ВАНДАЛЫ).

          Меняли по миру венеды пушнину, мёд и лён, а домой себе везли соль, олово, медь, бронзу, железо, серебро и золото, и изделия из них и хлеб везли, потому что кормились им, но не выращивали. К ним  с товарами приезжали купцы из разных стран и дивились богатству их. Чаще всех  Венеду посещали гости из земель западных германских и не понимали те гости язык венедов и для венедов они считались немыми и потому прозвали венеды их всех НЕМЦАМИ.

          Пришёл к одному из поселений венедских воин жестокий с людьми своими и сказал он: «Я пришёл к вам с людьми своими, чтобы убивать вас за родину свою». Венеты спросили его: «А где твоя родина и что плохого мы тебе сделали?» Воин жестокий  ответил им: «Родина моя далеко отсюда и вы мне пока плохого ничего не сделали, но сделаете». Стали они биться друг с другом на смерть. Венеты в битве подбадривали себя громко словами: «Умрём (за Родину)!», а враги тоже подбадривали себя, но другим словом: «Убъём!» Венетов было меньше, а врагов было больше, но разбили венеты врагов и в плен многих взяли. Решили казнить венеды  жестокого воина, и заплакал он и люди его, и сказали они: «Не на это мы рассчитывали». Ответили им венеты: «Знаем, что вы шли сюда убивать, но не умирать». И казнили венеты жестокого воина и людей его, потому что у всех у них не было никаких интересов в жизни, кроме одного – грабить и убивать. В этой легенде чётко прослеживается нить, связывающая западных завоевателей настоящего и далёкого прошлого, которые не раз приходили на нашу землю не умирать самим, а убивать других.  

          Гражданам Венеты приходилось часто воевать, но не по своей воле. Отражали они набеги на города свои и на поселения свои от племён иноязычных, а сами старались придерживаться завета предков, который гласил: «Брани не вели! Распри не веди!» Хуже всех у них дела обстояли с кимврами.

           И острова в Балтийском море посещали венеды и с народом  кимвры  пытались дружить и дружбу свою предлагали всем народам Балтики.

          Помнили кимвры то, что сами придумали. Помнили о том, что предки их жили ранее на берегах морей тёплых (Черного и Моавитского - Азовского), и что несколько столетий назад одна часть их бежала на юг за горы высокие (Кавказ) и пропала там. А другая их часть бежала на север, и сделали они это не по воле своей, а под напором скифских воинов-завоевателей. Считали они всех словен родственниками скифов, и хотели кимвры уйти обратно на прародину свою с земель холодных, и всё для этого делали. Для венетов стали кимвры злом искренним, и понимали  венеты, что силой, коварством и хитростью будут мстить им кимвры всегда, и будут выживать их с любого края земли южнее земель этих.  

          За первые сто лет существования Венеты тринадцать раз нападали кимвры, но не покорили они вольный город. За другие сто лет нападали они на Венету без счёта, но каждый раз срам поимели. Нападали кимвры на Венету и в третье столетие, и в четвёртое и не могли победить. Решили кимвры, что не одолеть им венедов и собрали они на острове Готлиб совет из конунгов родственных и порешили они создать союз против Венеты, что была от них на востоке,  и от Рима союз создать, что был от них на юге. Союз тот стал называться  Готическим (прообраз Тевтонского ордена и других  орденов крестоносцев, Наполеоновской Европы, Гитлеровского рейха и современного НАТО), а народы, вошедшие в него, стали называться готами. Случилось это в 5536 году от сотворения мира, а в 5537 году напали готы с моря на Полянию и на Куршию,и перекрыли своими боевыми ладьями морские выходы из Венеты в Балтику (перекрыли Финский залив) и закончились все дела торговые на направлении западном и стала Венета беднеть с каждым днём, а люди покидать стали город. А готы из Геталанда, что в земле Скандза занялись переселением на берега реки Вислы. Первыми туда прибыли три судна с гипидами, тервингами, грейтунгами (позднее они стали называться  гипидами, остроготами и везеготами) и основали в устье Вислы поселение Готискандза. И с ними был король их Бериг и сказал король Бериг местным вандалам, чтобы вспомнили вандалы, что были они раньше моавитами, и чтобы вспомнили они тёплые земли предков своих и тёплое  море Моавитское (Азовское), и чтобы стали они не союзниками венетов, но союзниками кимвров и чтобы стали они готами. А в это время все другие немецкие племена, что вошли в Готический Союз, жгли городки венедские в Померании и в Пруссии и все поселения римские в землях своих. Только наименования от них остались и более ничего. В 5540 году готы под предводительством Берига и брата его Бонхальда захватили Венету. Пришёл в храм Бериг, чтобы сесть на трон, а трона там нет. Вывезли рыкари трон перед самой сдачей города, а куда вывезли, неизвестно? Очень рассердился Берик и велел созвать всех оставшихся граждан Венеты на допрос. Пришли только старики и старухи, что были верными слугами своих хозяев, которые оставили их за домами своими присматривать. Привели и воинов венедских, что в плен попали. Ничего не могли сказать старики и пленные воины. Посадил их всех Бериг в большую клеть на главной площади города, чтобы смотрели на них все желающие, и уморил их там всех голодом.

          Те жители Венеты, что ушли из города раньше пошли на Ильмень озеро, и на Валдай, и на Ладогу, и к веси, и к чуди, и к феннам (финнам) на Онегу и дальше на север, к тому морю, где льды, и которое из-за льдов назвали они Белым морем. Ушли они в места труднодоступные, где не было готов и от скифов было далеко, но где  было много рек и озёр и построили они город Лукоморье, а также города Приток и Братов, и на Дивной реке (Двина) и на Волхове, и на других реках тоже городки свои поставили. Стали они жить обособленно от народов других и от моря Балтийского. Позднее  средневековые историки напишут о землях сих, как о стране городов Гардарике. А с морем Балтийским венеды простились надолго, и никто не знал на сколько? Нападали они несколько раз на готов, что сидели в Венете, но готы потом снова захватывали город, а море Балтийское готы назвали Готским морем, а потом Германским океаном (позднее оно станет называться Варяжским  морем). Так оказались венеты отрезанными от Балтики на долгие века, а земли их балтийские надолго перешли под начало готов. Решили венеты не пускать более готов в земли свои, и потому объединились они с разными словенами-родичами, что жили южнее их. И создали венеты с ними КРУГ (союз) воинский и назвали его ПОРУКОЙ, потому что руки жали друг другу в согласии. Узнали готы об этом и не пошли они более на венедов на восток, а пошли на юг.  

           Собралось много готов на берегах Вислы и при пятом короле после Берига Филимере сыне Годарика ушли они с Вислы, и пошли по Дунаю, где проживали тогда родственные им племена и их союзники, которые тоже вошли в Готический Союз. Другие же народы, что не были союзниками готов, уходили со своих земель. Так началось Великое переселение в Европе. Многие из изгнанных со своих земель племён пошли на запад, а другая часть пошла на восток. Так появилось первое разделение - разделение на западных и восточных славян.

          В лето 5488 года от сотворения мира (79 год н.э.) над Венетой было много свечений в небе и чаще других было свечение красное. Это было явным знамением, что дальше надо было ждать только беды. Венета к тому времени не принадлежала венедам, и они там больше не жили. В тот год трясло всю Европу с самого начала лета. Скорее всего, что именно тогда погибла славянская Венета, а место где она находилась, покрыли воды Балтийского моря. Сейчас ту древнюю Венету стали называть Русской Атлантидой. Скандинавы же основали другую Венету где-то в районе современной Голландии, или Дании, или Германии, но и она  не дожила до наших дней. Её тоже поглотили воды Балтики, но уже в XIII веке, и  современные историки не знают, где её искать и имеют по этому вопросу очень много разных версий.

          С начала II века н.э. до VII века н.э. венеды были отрезаны от Балтийских и Средиземноморских стран по понятным историческим причинам и поэтому формировали свою народность на Валдайской возвышенности среди рек, речек, озёр и непроходимых лесов. Их мир не затронули те события, которые происходили тогда в Европе, или на Ближнем Востоке , или на Дальнем или в Китае. Они были словно вычеркнуты из истории и несколько столетий просуществовали в вынужденной изоляции. Нет ни одной строчки у летописцев прошлого о жизни и быте славян на той территории в те стародавние времена. Учёные говорят, что с той давней поры до нас дошли две известные сказки – это «Колобок» и «Посадил дед репку, и выросла репка большая-пребольшая…». Прекрасные добрые сказки, которые могут дать нам прочувствовать душу русских людей той далёкой эпохи. Была у славян и своя религия, но при этом известно, что они к ней относились без должного энтузиазма, говоря современным языком, с ленцой и с прохладцей, не как евреи Ветхого Завета, что и позднее прослеживалось вплоть до наших дней. Демократии в тех древних славянских поселений хватало с избытком, потому что все свои спорные вопросы они решали сообща, а женщины в тех спорах имели не меньший голос, чем мужчины. Рабства и рабов у славян не было никогда.  

          По большому счёту, ничего интересного в жизни славян на тех территориях в те времена не происходило и здесь можно вспомнить слова Маяты: «Инда маята кругом. Ну, почему так?!» Обособленно проживая в лесах, восточные славяне приобрели свои характерные черты, отличные от всех других народов Европы, Ближнего Востока и Азии. А кто или точнее что привили им эти черты? Иначе, кто «творил Русь», как пишет древний летописец. В становлении национального характера восточных славян, и в частности всех русских, огромную роль сыграли не горы и не степи, а прозрачные зеркала озёр и спокойные течения равнинных рек и речек, по руслам которых передвигались лодки и ладьи древних руссов – рыбаков, охотников, земледельцев и ремесленников. В генетической памяти всех восточных славян с той далёкой поры заложена любовь к этому мирному спокойствию, и к миру вообще.

          Расселение восточных славян к юго-западу началось с середины V века н.э. (455 год), уже после того, как с Причерноморских земель в Европу сначала ушли воинственные готы, а потом не менее воинственные гунны и не вернулись оттуда. Именно тогда на богатых пустующих и уже безопасных  землях  основали свои славянские родовые сообщества вятичи, древляне, радимичи, северяне, дреговичи, поляне, волыняне и так далее, а южнее их причерноморские обезлюдившие земли начал обживать другой народ – хазары.

          Название народа ВЕНЕДЫ у византийских греков трансформировалось в похожее название – Венты, Ванты, АНТЫ и таким вошло в историю. Византийский  летописец Иордан, живший уже позднее, в VI веке нашей эры, будучи по крови готом, вспоминал об антах так: «теперь по грехам нашим они свирепствуют повсеместно». А наш безымянный летописец сообщает о них, что этими людьми были воины-добровольцы, которые занялись «делом конским» и не думая «о пупе и чреслах своих иде самодурью Велимира со готови ратовать» (… шли по своим убеждениям воевать царя готов Велимира). Стоит сказать, что наш древний летописец не называл этих воинов антами и вообще их никак не называл. Они были ему просто соплеменниками, и этого для него было вполне достаточно. В дополнение, можно отметить и тот факт, что сейчас в мире нет ни одного славянского народа, который бы в корне своего названия носил имя АНТ.   

          Само название «венеды» сохранялось за русскими в самой России очень долго, до XII века. Некоторые прибалтийские народы и сейчас называют нацию русских словом, который очень похож на слово венеты. Например, эстонцы по сей день называют русских словом VENE, а Россию называют VENEMAA, а ведь когда-то их предки тоже строили Венету и жили в ней и даже сейчас в коренных эстонцах 32% славянской крови. У латышей её 40%, у литовцев 38%, у немцев 16%, (у русских, украинцев, белорусов и поляков от 50 до 55%).   

           Стоит сказать, что во времена М.В.Ломоносова немецкими лжеакадемиками были предприняты все меры, чтобы скрыть истинную историю древних славян и заменить её «нормандской теорией». Миллер, Шлёцер и Байер старательно собирали, а точнее, похищали по всем монастырям древнерусские летописи. Часть из них они переправили на Запад и сейчас в библиотеке Ватикана эти документы строго  засекречены.  Многое уничтожили (сожгли) эти «академики», а что не смогли уничтожить, то было ими исправлено, подделано и подчищено. М.В.Ломоносов боролся с ними и имел свои личные архивы по древнерусской истории, которые на удивление быстро исчезли в день его похорон.  

          Современные учёные очень не плохо знают историю народов древнего Средиземноморья – Египта, Израиля, Сирии, Греции и Рима. Они знают, какие там были города, и какие в них правили цари, и какие там происходили войны, но при этом считают, что численность населения Северной Европы в те же годы была примерно такой, как у современных  народов Крайнего Севера. Тогда получается, что народы Средиземноморья и сейчас должны быть самыми большими и самыми сильными народами Мира, но появляется вопрос: откуда взялось в раннем средневековье такое численное превосходство над всеми ними древних германцев и славян? Не могли же они все появиться из воздуха, из ниоткуда? А если не могли, то выходит, что они имели свою собственную древнюю цивилизацию на берегах Балтийского моря, которая развивалась параллельно Средиземноморской, но о которой мы знаем очень мало.    

                                                    Эпилог.

          Строители Венеты не знали, что под их городом находится зона сочленения Балтийского щита и Русской плиты, через которые проходят четыре тектонических разлома. Хотя возможно, что в те времена было всего три разлома, а появление четвёртого связано с гибелью Венеты.

          За следующие полторы тысячи лет дно Балтийского моря в этом месте постепенно поднималось. В 1703 году от Рождества Христова царь Пётр  решил строить город Санкт-Петербург и не скрывал, что будет его строить на месте древнего безымянного городища и на удивление всего мира построил его очень быстро, словно на заранее подготовленном месте. На данное время в самом городе и в его окрестностях археологами найдено очень много интересных артефактов, которые приводят современных учёных в явное замешательство.

         Закончено 09.01.2019г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить