Свои люди.

       Игорь  Пачкунов   ещё   не   открыл   своих   глаз,  но   уже   понимал, что  проснулся.  Глаза   ему   очень   не   хотелось  открывать  и  казалось, что  для  этого   от   него   потребуются   какие-то  невероятные   усилия. В  голове 

обрывками   проносились   события  последнего  вечера  и  большей  части  прошедшей  ночи.

      « А  может, я  у  себя  дома?» – подумал  он  и  приоткрыл  один  глаз.

       Над  собой  он  увидел  незнакомый  потолок  и  почувствовал, что  рядом  с  ним  кто-то  спит. В  комнате  было  уже  совсем  светло.

       Он  с  трудом  повернул  голову  и  краем  глаза  увидел  на  соседней  подушке  очень  много  длинных  чёрных  спутанных  волос. Девушка  спала  на  животе, отвернувшись  от  него  лицом  в  другую  сторону.

      « Кто  бы  это  мог  быть?» - пронеслось   у   него   в   голове, и  он  вспомнил   ресторан  и  каких-то   двух   девиц   подсевших   к  их  столику  сразу  в   начале  вечера, но  тех  «подруг»  они  вскоре   «забраковали». Потом  Мишка  куда-то   звонил   по   сотовому,  обещая   всё  организовать,  и  вскоре  их  на  такси   привезли  по  этому   адресу. Но   Пачкунов   сейчас  не  знал, в  каком  районе  города  он  находится, что  это  за  адрес, где  Мишка  Карамин  и  кто  спит  с  ним  рядом?

      - Эй, ты, красавица? Ты  кто? – спросил  он.

      - Отстань! – прозвучало  в  ответ.

      - Это  как  это  «отстань»? Кто  ты  такая, чтобы  так  мне  отвечать?

      - Заткнись! Дай  поспать! Сил  нету!

      - Мне  наплевать,  есть   у   тебя   силы  или  нет?  Я  тебя  по-человечески 

спрашиваю. Тебе  что, трудно  ответить?

      - Ну  и  зануда  же, ты?

      - Чёрт  побери! Я  ещё  и  «зануда»? А  ну, просыпайся  давай! День  уже!

       Его  команда  на  соседку  по  постели  не  возымела  абсолютно  никакого  действия   и  с  трудом  присев  и  свесив  ноги  вниз, он  откинул  одеяло.

Глазам  его  представилось  голое   худенькое  юное  тельце.

      - Кто  ты? – спросил  он  ещё  раз.

      - Закрой  меня! Холодно, придурок!

      - Ответь  и  закрою!

      - Гейша  я! – сказала  она, переворачиваясь  на  спину.

      - Ты  гейша? Значит, ты  считаешь, что  мужчинам  с  тобой  очень приятно  общаться?

      - Отстань! Не  твоё  дело! Ты  заплатил  и  можешь  убираться.

       Пачкунов   не   помнил,  когда   и  сколько  он  ей  заплатил? Наверно, это  за  него  сделал  Мишка?

      - А  где  мой  друг? – ещё  раз  спросил  он.

      - В  соседней  комнате  с  Джульеттой.

      - А  тебя  как  зовут? Я  забыл.

      - Ой, отстань! Какая  тебе  сейчас  разница?

      - А  всё  же?

      - Вчера  Микки  звали.

       Пачкунов  посмотрел  на  её  смазливое  личико  и  увидел, что  она  совсем  ещё  молода, и  даже  больше  того, юна.

      « Школьница, наверно?» - решил  про  себя  Пачкунов.

      - Тебе  сколько  лет? – спросил  он.

      - Ой, как  мне  плохо! Меня  тошнит!- заохала  Микки.

      - Так, сколько  тебе  лет?

      - Девятнадцать.

       Пачкунов  сразу  вспомнил, что  его  родной   дочери   от   первого  брака  сейчас  тоже  было   девятнадцать   лет, и  поэтому  сразу  задал  глупый  вопрос, на  который, не  получил  ответа:

       - А  родители  знают, чем  ты  тут  занимаешься?

       Потом  он   встал, и  выйдя   из   комнаты   пошёл  на  кухню,  где  открыв  форточку, закурил   сигарету. Морозный   свежий   воздух, смешанный  с  дымом   табака,  заполнял  кухню  маленькой  типовой  двухкомнатной  хрущевки. Вскоре   вошла  Микки  и  тоже  для  того  же. Она  взяла  со  стола  пачку и,  вынув  из   неё  тонкими   пальцами   сигаретку,  закурила.  Сигаретку  она  держала   манерно, и  ей   даже  подходило  курение  к  её  внешнему  облику, к  её   лицу,  к   длинным   до  пояса  чёрным  волосам  и  к  длинным  ярконакрашенным  ногтям. Она  была  абсолютно  голой, если  не  считать  розовых  тапочек  с  пушистым  помпоном. Пачкунов  тоже  был  полностью  гол.

       Выкурив  треть  сигареты, Микки  вдруг  повело, её  пробил  пот  и  участилось  дыхание. Резко  опустившись  на   табурет, она  схватила  себя  за  голову  и  произнесла:

      - Ой, как  мне  плохо! Зачем  я   закурила?

      - Тебя  надо  полечить. Это  похмельный   синдром. Пройдёт! -  сказал  ей  напуганный   Пачкунов, который  и   сам  уже  давно  думал  об  этом, то-есть  о   выпивке,  но  на  кухне   спиртного   не   оказалось.  Тогда   ему  пришлось   зайти   в   другую   комнату,  где   на   столе  он  увидел   остатки  вчерашнего  пиршества,  среди   которого   находились   полупустая   бутылка   коньяка  и   целая   бутылка   шампанского. В  углу   зашторенной   полутёмной  комнаты, он  увидел   спящих,  на  разложенном  диване,  Мишку  и  ту  самую  Джульетту, о  которой  ему  недавно  говорила  Микки.

                                                   *    *    *    *    *    *

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить